Досуг на любой вкус

Проститутки в Екатеринбурге, индивидуалки на любой вкус

Все началось с похода

      Уже несколько лет я пишу рассказы и публикую их на Стульчике, откуда они благополучно расползаются по рунету, часто даже без указания авторства и email адреса, который я оставляю для откликов. Иногда рассказы даже публикуются в разделе “неизвестный автор”. Жаль, конечно, но сейчас речь не об этом.
     Все рассказы, которые были опубликованы – были написаны мною в условной серии “сексуальное связывание”. Читая многочисленные письма и отвечая на отзывы читателей на свои произведения, я понял, что пора объяснить такое предпочтение данному “жанру”. Что я и делаю. Как водится в психоанализе, все началось с ранней юности. Вы знаете, как это бывает…. первое чувство, первые робкие прикосновения. У кого-то раньше, у кого-то позже, но у всех это случается. У меня это началось довольно поздно, лет в 15-16. Это время, когда уже хочется, но еще точно не знаешь чего и от кого. Как раз в эти времена я ходил в походы на КСП. Это такие туристические слеты, когда в пригороде собираются сотни народу с рюкзаками, гитарами, горячительными напитками, которые отдыхают и поют у костра.
     Естественно девушки тоже посещают походы и не отказываются от рюмки другой. В те годы все мое “употребление” сводилось к одному, максимум двум, стаканам портвейна или литру разбавленного киоскером пива из канистры и после этого я чувствовал себя “пьяным” и веселым, и совершал разные глупые, безобидные “подвиги”. На одном из слетов со мной познакомилась девушка, что было для меня крайне удивительно, но как выяснилось позже, она это сделала из-за неразделенной “любви” к моему другу и решила таким образом выяснить его предпочтения и как-то повлиять на ситуацию. Я был не против и согласился ей помочь. Она долго выпытывала у меня все, что хотела узнать про моего друга, а я ей рассказывал.
     Общение с ней доставляло мне удовольствие. Мой друг ее в упор не замечал, хотя девушка была очень не дурна собой и к тому же умна. Кстати возможно, что, увидев меня с ней, он из солидарности переключился на других девушек. Так мы общались на протяжении довольно долгого времени, встречаясь в лесу каждые выходные.
     Постепенно наши разговоры стали более откровенные и я уже стал посматривать на нее как на женщину, которую было бы не плохо затащить в постель (а о чем еще думать в моем возрасте), как вдруг она с гордостью заявила, что еще девственна и собирается подарить свою невинность будущему мужу после свадьбы. Это был облом! Я только стал надеяться, что может, мне удастся наконец-то переспать с девушкой, но, увы, похоже моим надеждам не суждено было сбыться. А Катя (кстати, так ее звали) была действительно хороша, чуть полноватая, так, самую малость, немного темненькая, с длинными волосами и зелеными глазами. Девушка среднего роста, с пышной, умопомрачительно выступающей грудью. Особенно классно она смотрелась в обтягивающих юное, стройное тело водолазках, в которых ее грудь призывно колыхалась. А еще, как-то, я видел ее в купальнике, м-м-м:.!!!. В общем тогда, на фоне отсутствия общения с противоположным полом, по причине юношеской прыщавости, застенчивости и прилива гормонов, она казалась мне просто богиней, пришедшей с небес пообщаться с недостойным:.бла-бла-бла (эх, молодость…). Хотя и сейчас, по прошествии десятилетия, я до сих пор ее боготворю и храню единственную ее фотографию на компьютере. Как я уже говорил, с начала нашего общения прошло уже несколько месяцев, за которые мы пару раз даже спали вместе в одной палатке, причем обнявшись (холодно все-таки ночью). Хотя объятия эти все-таки напоминали скорее дружеские, потому что когда мы оказывались лицом к лицу, Катя сразу скрещивала руки на груди, не давая мне прижаться потеснее (а мне этого хотелось больше всего). Хотя, если честно, ночью я все-таки не удержался и немножко пощупал упругое тело спящей девушки (но не смог я удержаться – честное пионерское). Погладил по попке и немного пощупал упругую грудь. Мне очень понравилось это ощущение. И очень хотелось ощутить ее тело без одежды.
     Походы продолжались. Постепенно наши разговоры стали еще более откровенными и я стал намекать, что неплохо уже было бы попробовать немножко пообниматься (о большем я почти и не помышлял) и как-нибудь попробовать “поудовлетворяться” (это и вообще было на грани фантастики). Не стоит забывать, что это был 90-й год, мне было 16 лет, а ей 17 – возраст тогда более чем: Кстати мой друг все это время так и не сделал в ее сторону никаких поползновений, она уже и думать о нем забыла, но общаться со мной не прекращала. Слушая мои уговоры, она мялась, намекала, что она, в общем-то и сама не против, и ей тоже хочется, рассказывала, что она даже пробовала как-то пообжиматься с мужчиной старше ее, которому доверяла, но вот опасается за то, что мы не сможем вовремя остановится и побаивается за сохранность своей девственности. Я не знал, что и сказать, аргумент то был, более чем весомый. Больше мы на эту тему не разговаривали, но спать мы собирались вдвоем в одной палатке, правда под двумя спальниками, то есть снова в обнимку. Когда мы улеглись, я снова начал обсуждать эту тему и получил тот же мягкий отказ. Но я не успокоился на этом. Когда мы лежали лицами друг к другу, я стал слегка поглаживать ее по спине и шептать в самое ушко (говорят женщинам это нравится, да и мужчинам тоже), какие то слова о том, что я, мол, могу контролировать себя, а когда кончу, то вообще теряю всякий интерес к этому делу (и это правда). Катя сказала, что если даже я на самом деле так думаю, то она все равно не уверена, что я смогу себя сдержать. И тут я брякнул, что гарантию ей может дать только то, что если она крепко свяжет мне руки и тогда я не смогу насильно лишить ее невинности. Катя замолчала и я, опасаясь, как бы она не обиделась, решил обратить свои слова в шутку, как вдруг она ответила, что такой вариант могла бы попробовать. Я опешил от неожиданности, кровь прилила мне к голове (и не только к голове) и я понял, что хочу согласиться.
     Так я и ответил. Катю видимо тоже порадовала эта идея (как потом позже она мне рассказывала, ей безумно хотелось попробовать, но воспитание подавляло все желания). Мы стали искать веревку и тогда я распотрошил боковые стяжки своего рюкзака. Получилось метров пять прочного толстого шнура. Катя взяла его в руки и сказала: “- Ну, давай, раздевайся”. – “Как?” – не понял я. – Ну, как? Сними хотя бы рубашку, не в одежде же нам обниматься?”. Все не веря своей удаче, я снял рубашку и немного подумав, майку и остался голым до пояса. Нерешительно я потянулся к спортивным штанам, но Катя остановила меня. – “Не надо, это я сама. Хорошо? Давай, поворачивайся спиной”. Сама! Последнее слово все еще звучало у меня в ушах и я не сразу расслышал остальное. Пришлось Кате брать инициативу в свои руки, повернуть меня спиной к себе и потянуть за руки. Чисто автоматически я протянул к ней руки и она тщательно связала их крест-накрест за спиной, обвязала кольцом веревку вокруг груди и после некоторой паузы, решительно привязала кисти рук к талии, завязав спереди большой бант. –
     “Ложись!” – шепотом сказала Катя и по неровному дыханию я понял, что она тоже сильно возбуждена (я читал кое-какие вещи об этом). И опрокинула меня на спину.
     Я лежал и ждал продолжения, но ничего не происходило. – “Ты где?”, – спросил я.
     – “Сейчас, – ответила и немного помолчав, добавила, – знаешь что, я пожалуй, свяжу тебе ноги, все-таки первый раз, мало ли что. Ты не против?” Еще бы я был против. Катя достала вторую веревку и обмотала вокруг голеней. Глаза мне ослепил свет. Оказывается, Катя зажгла фонарь, потом прикрыла его моей майкой, что бы оставался лишь тусклый свет. Наша палатка была из толстого брезента, отлично застегивалась и я не волновался, что нас увидят с улицы. Катя сняла с себя брюки и осталась в одних белых трусиках. Мой взгляд тут же впился Кате между ног, отвести его я был не в силах. Катя заметила это, улыбнулась и спросила: –
     “Нравится?”. – “Да!” – ответил я, еле сдерживая дыхание. Но долго любоваться этим зрелищем мне не удалось, потому, что Катя перекинула одну ногу через меня и уселась мне на живот, точнее немного пониже и коснулась твердого как никогда члена. – “Ой, ни фига себе: Тебе удобно?” – спросила она, устраиваясь поудобнее.
     – “Д-да. – только и смог ответить я” Катя оперлась руками о мою грудь и сказала:
     – “Ну, и чего бы ты хотел сделать в первую очередь?” – “Можно теперь поцеловать твою грудь, хоть разочек?” – “Ох, я могла бы сама догадаться. Знаешь, ты мне говори, что и как делать правильно, ладно?” – “Ладно”. Катя сняла свою водолазку, которая так обтягивала ее тело и привычным движением расстегнула лифчик, потом замешкалась, держа чашечки руками и выдохнув, как будто для храбрости сняла его, обнажив грудь. – “Класс!!!” – не выдержал я вздоха удивления. Ее раскачивающиеся в такт движению груди выглядели просто умопомрачительно и Катя, осмелевшая от моего возгласа, стала поглаживать и разминать их. Я смотрел во все глаза. Sergenet1@yandex.ru – “А теперь что?” – спросила Катя. Я уже немного осмелел и попросил дать мне поцеловать такую красоту. Катя снова оперлась руками мне на грудь, присела немного повыше и нагнулась так, что ее грудь оказалась у меня перед лицом. Через секунду она уже касалась моих губ. Я поцеловал ее, потом облизнул бархатную кожу, потом еще раз и, наконец мне удалось ухватиться губами за сосок и втянуть его в рот. Катя глубоко вздохнула, но не отстранилась, а наоборот прижалась еще сильнее. – “Ох, – сказала она, – классно. Теперь поцелуй с другой стороны”. И снова прижалась ко мне, теперь уже сама, пытаясь попасть мне в рот соском другой груди. Я поймал его и хорошенько пососал под сладострастные вздохи Кати. – “Обними меня”, – попросил я и Катя легла на меня прижавшись горячей упругой грудью. Я наслаждался ее прикосновением. Катя слегка приподнялась и поцеловала меня в губы, потом еще раз, уже более уверенно и наконец, обрушилась на меня со всей накопленной страстью, проникая щекотным, настойчивым языком мне в рот. Остановится дальше она не могла и стала сползать вниз, не переставая целовать мне губы, подбородок, потом шею. Дойдя до груди, она обхватила руками мое тело, сильно сжала меня и вцепилась губами в сосок, потом в другой, стала теребить и сосать их по очереди, чем довела меня до умопомрачения. Потом вдруг внезапно обмякла и замерла у меня на груди. – “Что случилось?” – спросил я. – “Понимаешь, – ответила она, поднимаясь ко мне, – я так не могу, мне уже хочется, но я не знаю, как ты отнесешься к этому”. – “Не волнуйся, делай что хочешь, я буду только рад” Катя выключила фонарь, легла рядом со мной и потянула меня к себе. Когда я оказался лежащим на боку, она обхватила меня за плечо рукой, закинула ногу мне на бедро и просунула руку себе между ног. Катя стала быстро тереть себе между ног, при этом сильно прижимаясь ко мне. Ее дыхание стало таким же быстрым в такт движения рукой.
     Она снова вцепилась в мой рот, а я помогал, как только мог. Но похоже, что и этого ей было мало. Тогда она поднялась выше и не переставая возбуждать себя, поднесла мне к лицу обнаженную грудь, ткнула твердым соском мне в рот и я сразу вцепился в него губами и стал страстно ласкать. Через некоторое время Катя сильно напряглась, дернулась несколько раз и обмякла, отпустив меня. Я опрокинулся на спину, до сих пор не веря в то, что это происходит на самом деле.
     Я лежал, ни о чем не думая, просто отдыхая и еще прокручивая в памяти последние полчаса. Вдруг рядом ощутилось движение, это Катя легла на бок рядом со мной, положила на меня одну ногу, положила голову мне на плечо и зашептала: – “Как же мне хорошо, я еще ни разу не испытывала такого, неужели может быть что-то лучше”. – “Бывает, – говорю, – думаю, когда ты выйдешь замуж, то испытаешь та-а-кие ощущения:” В таком духе мы проговорили пару минут и все это время ее рука блуждала по моему телу. Мне это доставляло невообразимое удовольствие.
     Вдруг ее рука наткнулась на пояс моих спортивных штанов. Катя замолчала, опять нерешительно остановилась и наконец, постепенно, к моему полному восторгу стала проникать все глубже. Вот уже и резинка трусов пройдена и рука наткнулась на давно уже стоящий член, не потерявший за это время упругости. – “Ого, – сказала Катя, – какой большой. Интересно, как он может туда влезть?” Она стала стягивать штаны, но у нее это не сразу получилось, поэтому она привстала и стянула их месте с трусами до колен. Я замер. Катя осторожно взяла член в руки и принялась его ощупывать. Еще не одна девчонка (вру, в детстве играл в больницу с сестрами) не касалась моего члена. Катя прошлась пальчиками по стволу, ощупала головку, я наслаждался ее ласками. Вдоволь наигравшись с новой игрушкой, Катя спросила у меня, как сделать, чтобы я кончил. Я как смог, объяснил ей и Катя, как хорошая ученица принялась нежно и равномерно дрочить мой член, постепенно подводя меня к оргазму. Через минуту я напрягся всем телом и выстрелил порцию накопившейся внутри спермы. Катя была поражена тем, как бурно я кончил и что брызги спермы попали ей на лицо. Я попросил ее, меня развязать и Катя спросила, не стану ли я к ней приставать. Я заверил ее, что после того как кончил, мне уже ничего не хочется и она может это легко проверить, потрогав мой член. Катя потрогала и убедилась, что он совсем мягкий, сразу как-то успокоилась, очень поразилась произошедшей трансформации и развязала меня. В ту ночь мы уснули, почти не одеваясь. Катя не загораживалась от меня руками и я во всей красе, познал ощущения голого женского тела и это ощущение, не покидало меня еще долгое время и других женщин, я подсознательно сравнивал с ощущениями того, первого раза.
     Всего через месяц наши встречи прекратились, а через год я узнал, что Катя вышла замуж и уехала в славный город Питер. Правда за тот месяц произошла еще одна, последняя встреча с Катей и если смогу, то я обязательно расскажу о ней. Позже.
     2004г. Sergenet1@yandex.ru Авторский сайт на 2005 год bondinventor.narod.ru