Досуг на любой вкус

Проститутки в Екатеринбурге, индивидуалки на любой вкус

Совокупления

      Той осенью, когда во время короткого подросткового летнего романа я совратил свою подружку, и мы твердо уверились впоследствии пожениться, секс отошел самое большее на второй план моей жизни. 15-летняя полюбовница, наоборот, только раскрывала в себе желания самочки, постельные повадки молоденькой женщины.
     Я трахал ее не реже пары-тройки раз в неделю, встречались мы чаще всего по выходным. Мои родители (мать и отчим) нередко уезжали, невольно оставляя в наше распоряжение большую квартиру. Потом ворчали, увидев лифчик, непредусмотрительно оставленный нами в прихожей, беспорядок повсюду. В целом они были заняты своими делами и доверялись моей студенческой самостоятельности, все более отдаляясь и задумываясь о размене. Зато похвалили, что я отучил девчонку курить. Еще бы – ей теперь не приходилось делать это за компанию с кучей районных знакомых и подружек своего возраста. Таня просто перестала с ними гулять. Редкие жалобы самой себе – “не нагулялась” – были полностью преодолены лишь через год.
     Секс завораживал мою желанную раннеспелую яблочную девку, она как бы не успевала отойти и одуматься в холодке. Внезапно легко и сильно кончив самый первый скомканный раз, не поняла, что такое потрясло ее почти до обморока. Струйки, капли спермы текли по внутренней стороне ее бедер.
     Она перестала бояться за свою уже потерянную девичью честь, радостно заявила: “Значит теперь можно заниматься любовью!”. На неделе поделилась своей тайной со старшей сестрой, нянчившей грудную дочь. И с соседкой по парте в новом незнакомом 10-м лицейском классе. Соседка оказалась дочерью “классухи”, но негласная мутная осведомленность о не по-школьному вольном нраве не помешала Тане проучиться почти отличницей все два года. Хотя, уж на что, а на это я забивал в принципе.
     Радовался красоте своей девочки, что она есть у меня такая, воспитывал ее по-своему долгими разговорами. Затем в сфере интересов шел секс. Поэтому в память и врезались только отдельные наши совокупления.
     (Зато ранняя плотская любовь выточила и без того соблазнительную и стройную Танину фигурку до идеала, на “физкультуре” одноклассницы спрашивали мою подругу, как же ей удалось так быстро похудеть).
     Уже в первый месяц мы перепробовали много поз, она садилась на меня верхом на кресле. Или я заполнял ее, навалившись на ягодицы и спину всей тяжестью тела, когда она лежала на животе, вытянув ноги, а я целовал ее голую шею сзади, чувствовал всю под собой, такую упругую и покорную. Но кончала она, всегда оседлав меня, сидя сверху, я видел ее лицо. Вставить ей в попу не получалось, манящее аккуратное тугое колечко вокруг ее заднего прохода упорно не пускало мой член. Я причинял боль своей девице, с силой вталкивая член между ее ягодиц, она вскрикивала, стоя на кровати на четвереньках: “ой! Не надо, ты что!”. Отрывал головку от ее непокорной задницы, вынимал член из глубокой расщелины попы, приседая, касался яйцами ее персиковых голых пяток, прохладных, нежных и гладких. Просовывал вздыбленный член между воздушных белых стоп. Она вздрагивала от прикосновения языка к ее анусу, эта отвязная ласка тоже не была ей особенно по душе.
     Один раз мы собрались на балет во Дворец Съездов (культурная программа наших встреч во многом для успокоения ее бедной мамы, моей будущей тещи), перед отъездом присели почти одетые на диване, было еще слишком рано выходить. Каким-то образом мой набухший фаллос оказался около ее лица. Прошло уже два месяца после прощания с драгоценной целочкой, но взять в рот и отсосать у меня почему-то казалось подружке чем-то из ряда вон выходящим – она ни разу даже не целовала головку члена. Ее воображение рисовало отталкивающий образ распутной “соски”.
     Но тут уж я настойчиво предложил, а она искренне сослалась на то, что не умеет. Сказал, что это все это “умение” – вообще фигня, и вскоре струйки спермы, неделю копившейся для этого нескромного момента, одна за другой упруго брызнули в ее рот, наполняя полость. “Где ты этому научилась?” – пошутил я. Мы поняли, что опаздываем. Быстро собираемся, похоже, Таня не знает, что делать с обильным семенем, “глотай милая, понравится”, убеждаю я. Когда мы, парочка, пришли к театральному гардеробу с опозданием, тетушка строго пожурила “молодежь”: “Небось, и так редко куда ходите, так еще и опаздывают: иииихх”.