Досуг на любой вкус

Проститутки в Екатеринбурге, индивидуалки на любой вкус

Сказка о царице Салтанке, о дочери её – славной княжне Гвидонке и о царевиче – Белом Гусе.

     1.
      Три братишки вечерком
     Восседали под окном
     Прясть – не пряли, не умели,
     Просто так, за жизнь, пиздели.
     
     -Если б я царём вдруг стал,
     Я бы классно пировал, –
     Говорит им старший брат, –
     Был бы стол всегда богат,
     За столом бы я кутил,
     И с друзьями водку пил!
     
     -Коли я царём бы стал, –
     Средний голос тут подал, –
     Я бы шмоток накупил,
     Модный весь такой ходил.
     
     -На хуй шмотки! На хуй жрачка!
     Ща бы, бля, гандонов пачку,
     Да к царице на кровать,
     До утра её ебать! –
     Младший им тут говорит, –
     У меня давно стоит!
     Если я царём бы стал,
     Я б её как кошку драл!
     
     Что-то в сенцах ебанулось,
     С треском дверца распахнулась
     И вломилась к ним в светлицу,
     -Всем привет! – сама царица!
     Те Салтанку в раз узнали,
     Как листочки задрожали.
     
     Она вечером гуляла,
     Свет в окошке увидала,
     Любопытство не порок,
     Не всегда конечно в прок,
     Вот она и повелась,
     До окошка добралась,
     Их услышала пиздёж,
     Ей вдруг стало невтерпёж –
     Между ног всё загорелось,
     Сразу хуя захотелось,
     И царица не сдержалась,
     К ним в светлицу и ворвалась.
     
     -Эй вы, двое! Выметайтесь!
     Ну а ты, орёл, останься! –
     Им царица приказала,
     И на двери указала.
     
     Оба старших пересрались,
     В один миг на двор умчались,
     Младший думает: – Пиздец!
     Ща отрежут мне конец,
     За нескромные слова,
     Эх, дурная голова!
     
     А царица усмехнулась,
     Бровь дугою изогнулась,
     Она парня оглядела,
     Снять портки ему велела.
     
     Младший густо покраснел,
     Но перечить ей не смел,
     И с дрожащими руками,
     Распрощался он с портками.
     
     Только в этот самый миг,
     С перепугу хуй поник,
     Между ног его повис,
     До колен, залупой вниз…
     
     -Ни хрена себе лежачий…
     А какой же он стоячий?
     Много я хуёв знавала,
     А такого не видала,
     Только что он не стоит? –
     Так царица говорит –
     -Кто недавно здесь храбрился
     И меня ебать грозился?
     Может это кто-то врёт?
     Может хуй твой не встаёт?
     
     Если он сейчас не встанет,
     То пиздец тебе настанет!
     И за дерзкие слова,
     С плеч слетит твоя глава!
     
     Младший пуще испугался,
     На колени опускался:
     -Крест святой! То – от волненья!
     И от вашего явленья!
     Мог ли я предполагать,
     Вас вот так и увидать?
     Как-никак сама царица,
     Здесь сподобилась явиться!
     
     -Что ж, я может и поверю,
     Ща сама тебя проверю –
     Подняла его с колен,
     Хуй попал к царице в плен.
     
     Хуй царица подержала,
     И рукою поласкала,
     Младший брат, застыв в смятеньи,
     Оказался в возбужденьи,
     -О-го-го какой конец!
     Ведь не всякий жеребец
     Таким может похвалиться, –
     В миг пришла в восторг царица.
     
     Тут же парня оседлала,
     Хуй сама в пизду вогнала
     И давай на нём скакать,
     Страсть по ебле утолять.
     
     Тот лежит не шевелится,
     Слово молвить ей боится,
     Про себя лишь прошептал:
     -Ни хрена себе попал…
     
     А царица наеблась,
     С парня томно поднялась:
     -Что ж… ты, парень, молодец,
     Не подвёл тебя конец,
     Но запиши себе на лбу:
     Не ты ебёшь, а я ебу!
     
     А вообще я твой конец,
     Забираю во дворец,
     Но конечно же с тобою,
     Ты ж един с своей елдою!
     
     Ты царём мечтал здесь стать?
     Чтоб меня как кошку драть?
     Будешь им, я обещаю,
     Но сперва предупреждаю:
     Ты о власти не мечтай,
     И ебло не разевай!
     Твоя вотчина – кровать,
     Остальное – мне решать!
     
     А теперь-ка собирайся,
     И с избою попрощайся!
     Будет домом нам дворец,
     Там пойдём мы под венец!
     
     2.
     И Салтанка ждать не стала,
     Сразу свадебку сыграла,
     Так вот младший стал царьком
     При царице ебарьком –
     И накормлен, и обут,
     Да ещё его ебут,
     Если можно так сказать,
     Но царице лучше знать…
     
     Старших братьев не забыли,
     При дворце определили:
     Один стал посуду мыть,
     А другой – портки кроить.
     Про себя роптали братья,
     Да куда ж там выступать-то?
     Так царица всё решила,
     Так мечты их воплотила…
     
     Время быстро пролетело
     И царица залетела,
     Девять месяцев прошло,
     Дело к родам подошло,
     И однажды как-то в ночь,
     Родила царица дочь,
     Лишь к груди своей прижала,
     Тут же нянькам передала,
     Няньки дочку спеленали
     И кормилице отдали.
     
     А с утра уже царица
     Собиралась на границу,
     Донесенье принесли –
     Мол, соседи заебли,
     Всё набеги совершают,
     Государству угрожают,
     И творят там беспредел,
     Что ж, таков царей удел –
     Не до личных тут ей дел,
     Небосвод лишь посветлел,
     Указанья всем раздала,
     Прыг в карету – и умчала…
     
     3.
     Так проходит месяц, два,
     На границе всё дела,
     И царица задержалась,
     Хоть по дому и скучалось.
     
     От Салтанки тут гонец,
     Прибывает во дворец,
     Хочет знать сама царица,
     Без неё здесь что творится.
     
     Муж ей сразу написал,
     Что по ней затосковал,
     Дочка тоже, мол, скучает,
     Что без мамки подрастает,
     -Ты дела там завершай,
     Поскорее приезжай!
     
     Гонцу грамоту вручил,
     В добрый путь благословил…
     Если только бы он знал,
     Что гонец как чёрт бухал…
     
     А гонец решил немного
     Подкрепиться на дорогу,
     Завернул он в кабачок,
     Заказал он стопарёк.
     
     В это время там втроём,
     Со сватом дедом Бабарём,
     Оба брата восседали,
     Горе водкой заливали,
     Зависть сердце им заела
     И рассудком овладела,
     Как же так? Их младший брат
     И доволен и богат…
     
     -Я портков теперь закройщик,
     Ну а ты – посудомойщик,
     Есть ли в мире справедливость?
     Ты мне, брат, скажи на милость…
     
     -Что об этом говорить?
     Сколько душу уж травить?
     Лучше с мыслями собраться,
     Как нам с младшим поквитаться?
     
     Дед Бабарь тут глас подал,
     На гонца им указал:
     -Вам судьбою дан аванс –
     Вон он ваш последний шанс!
     Он к царице держит путь,
     Надо нам его обуть!
     Нужно малого споить,
     Ну и грамотку сменить,
     Пусть царица там прочтёт,
     Как здесь муж её живёт…
     
     Братья духом тут воспряли,
     Ещё водки заказали,
     А потом к гонцу подсели,
     И пошло у них веселье.
     
     И гонец доволен очень,
     Выпить с ними он не против,
     Вскоре крепко напиздился
     И под лавкою свалился.
     Ну а братья не зевали,
     Сразу грамотку изъяли,
     Лабудою подменили
     И по тихому свалили…
     
     А гонец, когда проснулся,
     Поскорее в путь метнулся,
     Ему надо поспешить,
     Чтобы грамотку вручить.
     
     4.
     Как царица прочитала,
     Чуть гонца не растерзала:
     -В жопу ёбаный ты стос!
     Что за весть ты мне принёс?! –
     Есть за что ей разъяриться,
     Вот в письме что говорится:
     “- Ты, ебучая шалава,
     Зря из дому уезжала,
     Хотя может быть не зря,
     Я теперь здесь за царя!
     По тебе и не скучаю,
     Дочь как надо воспитаю,
     Надо ж дочке нашей знать,
     Что её мамаша – блядь!
     Ты домой не торопись,
     А по тихому съебись,
     И куда нибудь подальше!
     Заварю я круто кашу –
     Сам себя на трон поставлю,
     А тебя, пизду, ославлю!”
     
     Как она слегка остыла,
     Так ответ свой настрочила,
     Гонцу строго наказала,
     Чтоб вручил письмо боярам,
     Мужу в руки не давал,
     И как рыба сам молчал!
     
     А в письме том был приказ:
     ” Муж, гандон и пидорас,
     Злое дело замышляет,
     Мне съебаться предлагает,
     Чтобы трон мой захватить,
     Нужно гада упредить!
     Посадить его в темницу,
     Пока здесь я, на границе,
     Очень скоро я вернусь
     И сама с ним разберусь!”
     
     И гонцу не отдохнуть,
     Надо мчать в обратный путь…
     
     Дома братья не дремали,
     И гонца с посланьем ждали,
     Тот обратно появился,
     И почти что с ног валился,
     А тут снова дружбаны,
     Расставляют стаканы…
     Пизданув стакан с устатку,
     Ебанулся он под лавку,
     В миг письмо они стащили,
     Прямо там его открыли,
     Как письмо они прочли,
     Так носами повели:
     -Правда быстро может вскрыться,
     Что в темнице с ним случиться?
     Ну, немного посидит,
     А потом ей объяснит,
     Что такого не писал,
     И пиздец тут нам настал…
     
     Тут же всё переписали
     И в суму гонцу заклали…
     
     Как очухался гонец,
     Сразу пулей во дворец,
     Там письмо прочли бояре,
     Что гонец им прихуярил,
     И в момент опизденели,
     Ведь царица повелела
     Им её не дожидаясь
     И ни в чём не сомневаясь,
     Мужа с дочкою схватить,
     В бочку их заколотить,
     Захуячить в сине море –
     Пусть там сгинут на просторе!
     
     P.S.
     За царицы ослушанье,
     Строгим будет наказанье!
     
     И пришлось им тот же час,
     Страшный выполнить приказ.
     
     Мужа с дочкою хватая,
     Ничего не объясняя,
     Мол, царица так велела
     То вообще не наше дело,
     В бочку быстро посадили,
     В сине море запиздили,
     
     А царица как вернулась,
     С горя чуть не ебанулась,
     Пиздюлей всем отписала:
     -Я вам что там приказала?!
     Показали ей письмо:
     Почитай же, вот оно!
     
     -Это что же за хуйня?
     Не писала это я!
     Быстро мне гонца найдите,
     И ко мне его ведите,
     Пусть расскажет нам, мудила,
     Где ещё его носило!
     
     Но гонца так не сыскали,
     Его братья уж убрали,
     Чтобы он не смог вломить,
     Кто мог письма подменить –
     Его водкой подпоили,
     Да и в море утопили –
     В воду братья-подлецы
     Все упрятали концы…
     
     -Где ж найти мне эту блядь,
     Что смогла так написать…
     Дочки с мужем больше нет…
     Это ж надо столько бед
     Мне на голову свалилось,
     В чём же так я провинилась?…
     
     5.
     В это время в синем море,
     На великом, на просторе,
     Бочка борется с волной,
     В ней мужик, едва живой,
     Дочку держит на руках,
     Матерится в пух и прах…
     
     День за днём так пролетает,
     Дочка быстро подрастает,
     Вот не верь здесь чудесам –
     Не по дням, а по часам,
     Ведь недавно в люльке спала,
     А уже девицей стала,
     Стало в бочке им тесно,
     -Всё пиздец, пойдём на дно…
     
     И мужик с последних сил,
     Диким голосом вопил:
     -Ой волна моя волна,
     Скоро будет нам хана,
     Ты же носишься по морю,
     И гуляешь на просторе,
     Может всё-таки возьмёшь
     И на берег нас метнёшь?
     Заодно и пробежишься,
     И слегка так освежишься,
     Я же, сука, не карась,
     В хуй вода мне не впилась! –
     Долго так мужик орал,
     Рыбу всю перепугал…
     
     И волна тут услыхала,
     Сразу к бочке подбежала,
     Приподняла, закрутила
     И на берег запиздила…
     
     Ну а там на берегу,
     Что-то тоже не в дугу –
     Вход то в бочку то закрыт,
     И мужик тут говорит:
     -Мы давай носы заткнём,
     И с тобою, дочка, взбзднём!
     
     И вдвоём носы заткнули,
     И со всею мочи бзднули…
     В то же самое мгновенье,
     Из-за мощного давленья,
     Крышку с бочки сорвало,
     Прямо в небо унесло.
     
     Вылез с дочкою мужик,
     Вдруг на море громкий крик,
     Гусь с волнами там ебётся,
     А над ним ворона вьётся,
     Хочет гуся заклевать,
     -Во попал, ебёна мать…
     
     Что-то в небе показалось –
     Это крышка возвращалась,
     И прямёхонько на них,
     Сверху вниз она летит.
     
     Эта крышка на лету,
     Той вороне прям в башку,
     Со всей дури засадила,
     И башку как хуем сбрило…
     
     Гусь до берега доплыл,
     А потом им говорил:
     -Благодарен вам друзья,
     Это вы спасли меня,
     Не ворону вы убили –
     Злую ведьму погубили,
     А теперь чего хотите,
     То тот час же и просите!
     
     Те вдвоём переглянулись,
     И на берег оглянулись:
     Ни травинки, ни хуя,
     Только скалы лишь стоят,
     -Нам бы что нибудь пожрать,
     Где нибудь ещё поспать…
     
     -Вон, за камнем, туесок,
     В туеске том – пирожок,
     Пирожок вы как съедите,
     На песок ложитесь, спите,
     Я ж пока тут похожу,
     Что нибудь вам предложу.
     
     Пирожок они метнули,
     И обнявшись там уснули…
     
     А когда они проснулись,
     Всё кругом перевернулось:
     Остров весь преобразился,
     Дивный город появился,
     Куполами весь сияет,
     К себе в гости зазывает.
     
     Гусь, качаясь над волнами,
     Тоже машет им крылами,
     Мол, какого там стоите –
     В город свой скорей идите!
     
     Вот дошли уж до ворот,
     А на встречу им народ,
     Все царевну восхваляют,
     Госпожою называют,
     И ведут прям во дворец…
     
     -Ай да гусь! Ай, молодец!
     
     Что касается дворца,
     Там, с согласия отца,
     На трон царевна взобралась,
     Княжной Гвидонкой нареклась.
     
     6.
     Боцман в море хуй вращает
     И кораблик подгоняет,
     Тот волны вспоров покров,
     Прёт совсем без парусов
     Мимо острова Буяна,
     Он как череп уркагана
     Голый, словно башня танка,
     В царство славное Салтанки
     
     А на палубе купцы,
     Баб заждались их концы,
     Долго дома не бывали,
     И по жёнам заскучали.
     
     Вдруг купцы все охренели –
     Чудный град они узрели,
     Пушки с пристани шмаляют,
     Ядра в воздухе летают,
     И стрельцы их матерят –
     Кораблю пристать велят.
     
     Вот кораблик швартанулся,
     Носом в пристань он уткнулся,
     А купцов уже встречают,
     Во дворец их приглашают.
     
     Там царевна к ним выходит,
     За столы гостей проводит,
     Хочет знатно угостить
     И о жизни попиздить.
     
     Гости как попировали,
     Перед ней ответ держали,
     Рассказали, кто такие
     И куда-откуда плыли.
     
     -В разных странах мы бывали,
     В этих странах торговали –
     Самоцветов мы три тонны
     Обменяли на гандоны,
     А теперь домой плывём
     Там гандоны продаём,
     Надо нам поторопиться,
     Заждалась уж нас царица,
     Нам царица – словно мамка,
     А зовут её – Салтанка!
     
     Как царевна услыхала,
     Так внутри аж задрожала –
     То ж её родная мать!
     Но решила промолчать,
     Ей папашка ж рассказал,
     Как он в бочку с ней попал…
     
     -Что же, гости, поезжайте,
     И привет передавайте,
     Мол, велит княжна-девица,
     Низко кланяться царице…
     
     Вскоре гости собирались,
     На кораблик поднимались,
     И кораблик над волной,
     Держит путь к себе домой.
     
     Их Гвидонка проводила,
     Вдоль по берегу ходила,
     Сердце грусть её тревожит
     И тоска за душу гложет.
     
     Гусь тут с моря к ней припёрся
     И у ног как кошка тёрся:
     -Что девица приуныла?
     Или жизнь тебе не мила? –
     А сам думает: – Эге!
     Может чёс у ней в пизде?
     Я бы с ней покувыркался…
     Но здесь тут же обломался:
     
     -Мамку видеть я хочу,
     Потому я здесь торчу,
     Вон – кораблик уплывает,
     А меня тоска съедает…
     
     -Это горе? Не беда!
     Помогу тебе всегда! –
     Гусь крылами замахал
     И водой её обдал,
     Тут Гвидонка встрепенулась,
     Комарихой обернулась,
     Полетела, запищала
     И кораблик в миг догнала…
     
     7.
     А кораблик мчит стрелою,
     Только пена за кормою –
     Это боцман постарался,
     Чтоб кораблик разогнался.
     И на скорости такой
     Скоро прибыли домой.
     
     Во дворец купцы шагают,
     Там царица их встречает,
     Рядом с ней посудомойщик,
     Его брат – портков закройщик,
     Да ещё седая тварь –
     Старый пидор, дед Бабарь.
     
     -Расскажите, где бывали,
     Что на свете повидали? –
     Им Салтанка говорила, –
     Что меня бы удивило?
     
     А купцы тут ей в ответ:
     -Мы объехали весь свет,
     По дороге торг вели –
     Вон, гандонов привезли!
     
     В разных странах мы бывали,
     Кое-что мы повидали,
     А когда мы возвращались,
     То на диво и нарвались:
     
     Остров в море был пустой,
     Только скалы да прибой,
     Мы Буяном его звали,
     Рядом часто проплывали.
     
     Остров вдруг преобразился,
     Чудный град там появился,
     С золотыми куполами,
     И с резными теремами.
     
     Мы там к пристани пристали,
     Во дворце попировали,
     Правит там у них княжна –
     Свой поклон вам шлёт она!
     А княжна-то молодая,
     Вся красивая такая,
     Но характер видно, крут,
     Гвидонкой ту княжну зовут!
     
     И царица удивилась:
     -Вот так, так… скажи на милость…
     Про такую не слыхала,
     Ничего о ней не знала,
     Надо будет навестить,
     У Гвидонки погостить.
     
     Старший брат – тарелкотёр
     Тут вмешался в разговор:
     -Это диво? То хуйня!
     Про другое знаю я!
     
     Слышал где-то дуб растёт,
     А под ним барсук живёт,
     С дуба жёлуди он жрёт,
     Песни разные орёт,
     А когда он обожрётся,
     Сразу срать ему неймётся,
     Да какашки не простые,
     А всё слитки золотые,
     Слуги слитки собирают,
     В сундуки их запирают,
     Барсука там стерегут,
     Пуще глаза берегут,
     Чтоб он, сука, не съебался
     И где зря не обосрался!
     Что ж я вам, пиздить здесь буду?
     Это чудо вот так чудо!
     
     А Гвидонка разозлилась
     И над дядькой закружилась:
     -Ах ты подлое лицо! –
     После в правое яйцо
     Жало дяде пизданула
     И в окошко упорхнула.
     
     Ну а там переполох,
     Дядя воет: – Ах и ох!
     За мудя свои схватился
     Весь в ебле переменился…
     
     А Гвидонка той порой
     Уж на берег, на родной,
     Комарихой опустилась,
     Снова в деву обратилась.
     
     А там гусь её встречает:
     -Как слетала? – уточняет,
     -Да нормально я слетала,
     Мамку было повидала,
     Ты отцу молчи пока! –
     А потом про барсука
     Гусю байку рассказала,
     Головою покачала:
     -Вот бы мне его сюда… –
     Гусь кричит: – Смотри туда!
     
     А Гвидонка посмотрела
     И на месте обомлела:
     Дуб могучий уж стоит,
     А под ним барсук сидит,
     С дуба жёлуди он жрёт,
     Песню громкую орёт:
     
     -[Бум шкряб, шкряб,
     Бум шкряб, шкряб, бум шкряб, шкряб] –
     “Тихо в лесу, только не спит барсук,
     Яйца барсук, повесил на сук,
     Вот и не спит барсук…”
     -[Бум шкряб, шкряб,
     Бум шкряб, шкряб, бум шкряб, шкряб] –
     
     А когда он проорался,
     Прямо там и обосрался,
     Тут же слуги подбежали,
     Все какашки и собрали,
     Да какашки не простые
     А всё слитки золотые,
     Отнесли их во дворец
     Там и заперли в ларец,
     Да охрана уж стоит,
     Барсука там строго бдит.
     
     И княжна давай скакать:
     -Ай да гусик, твою мать!
     Вот мне гусик помогает! –
     И за шею обнимает,
     Мысли гусь свои гоняет:
     -Чем здесь так, козой скакать,
     Ведь могла бы просто дать…
     Я бы уж не отказался,
     Я б с тобою поигрался…
     
     8.
     Боцман хуем в море крутит,
     За кормою воду мутит,
     И корабль летит стрелою,
     Поднимаясь над волною.
     
     Снова остров показался,
     Вновь народ заволновался,
     Пушки с пристани шмаляют,
     Ядра в воздухе летают,
     Раз картечью засадили,
     Чуть корабль не утопили,
     А стрельцы их матерят –
     Кораблю пристать велят.
     
     Вот кораблик швартанулся,
     Носом в пристань он уткнулся,
     А купцов уже встречают,
     В город, в гости приглашают.
     
     А купцы всё удивлялись:
     -Ну откуда ж город взялся?! –
     Барсука как увидали,
     Долго там охуевали,
     И добрались наконец,
     До Гвидонки, во дворец.
     
     Там царевна к ним выходит,
     За столы купцов проводит,
     Хочет знатно угостить
     И о жизни попиздить.
     
     Гости как попировали,
     Перед ней ответ держали,
     Рассказали, кто такие
     И куда-откуда плыли.

Наши контакты