Досуг на любой вкус

Проститутки в Екатеринбурге, индивидуалки на любой вкус

Сексуальная эволюция маленького человека

     
     …Но, к сожалению, кое-кто догадался о моих «детских шалостях». И этим «кое-кто» была, естественно, моя вездесущая мачеха. Однажды, проснувшись рано утром, я обнаружил, что дома никого нет. Я вылез из-под теплого одеяла, скинул с себя пижаму и, оставшись в чем мать родила, принялся ерзать рукой под матрасом в надежде отыскать там Светины трусики, чтобы поскорее надеть их. Но поиски оказались безрезультатными – под матрасом ничего не оказалось. Я принялся искать их под простыней, под подушкой, но их нигде не было. «Может, свалились под кровать?» – подумал я, и прилег на пол, чтобы пошарить под кроватью. В этот момент совершенно неожиданно дверь в комнату открылась, и на пороге появилась Света. Я готов был сгореть со стыда, а она, пока я стеснительно поднимался с пола, подошла ко мне поближе. Я стоял и не знал, что дальше делать и что сказать в свое оправдание. «Скажу, что проснулся, скинул пижаму и решил сделать зарядку голышом, чтобы взбодриться», – мелькнуло у меня в голове. Но не успел я этого сказать, как Светлана задрала подол своей юбки так, что я увидел ее трусики. «Боже мой, да это те самые трусики, которые я недавно стащил из ее шкафчика!» – подумал я, не отрывая от злосчастных трусов свой взгляд. «Ты не это случайно искал, маленький разбойник?» – непривычно ласково спросила она, поглаживая себя в промежности. «Все! Я разоблачен. Отмазываться бесполезно», – решил я в тот момент и уныло перевел взгляд на пол. «Хочешь, я подарю тебе их? Навсегда!» – она улыбнулась и потянулась к моей руке. Я вздрогнул и отошел на полшага назад. «Чего ты боишься, мальчик мой. Я же не сделаю тебе больно!» – продолжала она все также нежно. Ее рука медленно добралась до моей, обхватила своими длинными пальцами мою маленькую ладонь, а затем вместе с моей рукой потянулась под юбку к Свете. Она сделала шажок вперед, и мое лицо плотно уперлось в ее упругую и мощную грудь. Левой рукой она обняла меня за голову и прижала к груди, будто хотела по-матерински приласкать. Но не тут-то было. Через мгновение моя рука, которую Света увлекла куда-то под подол своей юбки, наткнулась на что-то шершавое и, главное, сильно влажное. Это была склизкая и неприятная на ощупь жидкость, и в первые секунды я не мог догадаться что это. Тут же тетя Света, по-прежнему удерживая меня в своих объятиях, сделала несколько шагов в сторону, и я увидел, что мы находимся рядом с моей кроватью. Она усадила меня на кровать и в одно мгновение сбросила юбку. Мне открылся вид ее великолепных ног и уже знакомых до боли трусиков. Светлана провела своей рукой по моему лицу, затем по губам, а после стала нежно гладить меня по волосам. Казалось, ну чего еще надо в жизни – такая женщина ласкает тебя – кайф. Но нет! Тогда я и думать забыл о своих предыдущих фантазиях и только лишь с волнением ждал, чем же это закончится. «Сними их с меня!» – нарушила тишину Светлана, – «Сними. Они ведь нужны тебе? Правда?» «Не знаю!» – испуганно проговорил я, не понимая, чего она толком от меня хочет. «Знаешь! А вот если отец узнает, то хорошей порки тебе не избежать. Давай, давай! Раздень меня!..» И мои детские ручки потянулись к резинке ее трусиков, а затем вместе с ними поползли вниз. Я почувствовал ее запах, и мне вдруг резко захотелось поиграть с ней! Однако решиться на такое я все-таки боялся… Света в это время нежно гладила себя по голым ягодицам и оглядывала свое тело ниже пояса, будто никогда его не видела. Она стояла передо мной в одной лишь тоненькой блузочке, которая еле-еле доставала ей до пупка и достаточно резко подчеркивала набухшие соски груди. Светлана положила свои руки мне на плечи и аккуратно опрокинула на постель. При этом мои ноги свисали с кровати, и мачеха в одно мгновение оказалась между них. Она наклонилась к моему пенису и, взяв его в руку, начала несильно сжимать и разжимать его в своем кулачке. Я попытался приподняться с кровати, но Светлана своей рукой моментально пресекла мою попытку бунта. «Лежи и не дергайся», – уже привычным сердитым голосом сказала она, продолжая трогать мой член, – «А то тетя может сделать тебе больно!». В этот момент она зло посмотрела на меня, но, увидев испуг в моих глазах, улыбнулась и наклонила свое лицо прямо к моему члену. «А хочешь я покажу тебе маленький фокус», – произнесла она. Я кивнул. «Смотри, какой он у тебя маленький, – сказала Света, показывая языком на мой отросток, – А я могу сделать его ненадолго чуть побольше и потверже! Хочешь?» Но дожидаться моего очередного кивка головой она не стала, и через мгновение я почувствовал, как ее губы легонько коснулись моего члена, который затем оказался полностью у нее во рту. Сначала я чувствовал лишь приятную щекотку, но вскоре член стал набухать и становиться твердым. Тетя Света, заметив, что я возбуждаюсь, стала активнее сосать его и изредка легонько прикусывать. Вскоре приятная дрожь побежала по телу, и я учащенно задышал… Мачеха уложила меня вдоль кровати, а сама села сверху, мастурбируя одной рукой мой член, а другой – гладя себя по влажным губам промежности. Она углубила два пальца себе во влагалище и, вытащив их обратно, провела по моим губам. Я облизал губы и почувствовал вкус ее смазки, который заставил мой член стать еще тверже. Света наклонилась ко мне и стала засовывать свой язык мне в рот. Поначалу я не понял, чего она от меня хочет, но вскоре просто расслабился, и ее язык стал ласково виться вокруг моего, слегка щекоча небы. Вдруг я почувствовал как мой член вошел во что-то теплое и влажное. В это время тело Светланы оказалось перпендикулярно моему, и она стала плавно двигаться, сжимая мой член у себя в промежности. Пенис почему-то стал щипать и я сказал об этом тете Свете. «Потерпи, мальчик мой! – прерывисто ответила она, не прекращая трахать меня, – Сейчас твоя злая мачеха кончит и освободит тебя»… Неожиданно я почувствовал первый в своей жизни оргазм или ощущение, близкое к нему. Я застонал, обхватив руками Светины ягодицы. Глаза мои прикрылись от восторга, и я почувствовал, как в это время мачеха стала покрывать мое тело поцелуями. Прошло несколько секунд, и комнату наполнил чуть слышный стон Светы. Я почувствовал, как она стала резче и быстрее двигать своей попкой, а затем, целуя меня в шею, легла сбоку… Так мы пролежали около десяти минут. Потом Светлана встала, быстро собрала разбросанные по комнате вещи и, схватив их в охапку, выбежала из комнаты. Я укрылся одеялом и продолжал лежать без движения. В тот сладостный миг в моей голове вертелась только одна мысль – как, наверное, это здорово – быть взрослым!..       Вот и закончились счастливые деньки, пролетели словно в одно мгновение чудесные каникулы, и начались грустные школьные будни. «В какой ты уже идешь класс?» – провожая меня до двери спросила мачеха. «В шестой», – ответил я с чувством гордости за себя любимого. Да, шестой класс это уже огромный жизненный опыт и целый багаж знаний! «Какой ты уже у меня большой!» – улыбаясь, сказала Светлана и поцеловала меня в губы. К этому времени Света уже без всякого зазрения совести позволяла себе подобные поцелуйчики и прочие шалости, выходящие за рамки родительской любви. Каждый раз, когда представлялась возможность, мы занимались любовью (а возможность эта представлялась практически каждый день). Иногда мы занимались любовью даже тогда, когда отец куда-то ненадолго выходил. Чувство опасности, того, что отец может в любую минуту вернуться, определенно придавало нашим отношениям еще большую страсть, и оргазм получался более сильным и продолжительным. Слава Богу, все обошлось, и отец нас ни разу не застал…
     Итак, школа, милая школа. Как я ненавижу тебя! Опять домашние работы, контрольные, зубрежка стихов… Да еще и новый коллектив. Кошмар! Так страшно не хотелось идти туда. Но делать нечего – пошел… Детишки попались немного странные – такие же как и я молчаливые, грустные и даже, можно сказать, забитые. Поэтому, общение наше проходило довольно напряженно, так, будто каждое произносимое нами слово стоило рублей сто, не меньше. Однако одного приятеля себе, мне все-таки удалось найти. Это был щупленький, невысокого роста мальчишка моих лет, со светло-русыми волосами и чем-то сильно похожий на меня – Славка Бузаев. Одноклассники же называли его просто – Бузя. Бузя был человеком замкнутым и со странностями. Из таких, в большинстве случаев, вырастают маньяки и прочая сексуальная нечисть. Но тогда он был моим единственным другом, с которым я охотно ходил гулять и играть в бадминтон…
     Время шло. Мы со Славкой стали большими друзьями и ходили друг к другу в гости. От Славки я узнал много интересных вещей, касающихся, в основном, истории. Он мог часами рассказывать различные гипотезы о падении Римской Империи, о зарождении славянских племен, о крестовых походах и о многом другом. Бузя, определенно, был развитым человеком, хотя в школе из-за своей стеснительности получал, как правило, одни трояки. Однако, от него я набрался не только умных, но и также достаточно скверных вещей. Славка потихоньку таскал у своего отца сигареты, и мы ходили курить в недостроенные гаражи, взяв с собой обязательно из дома конфеты – «на закуску». Но и это еще не все…
     В ту далекую советскую эпоху (хоть и близилась Горбачевская оттепель) достать эротическую литературу было очень сложно: не было тогда в магазинах журнала Спид-Инфо, не было Интернета и не было никаких эротических сайтов. В общем, полная информационно-эротическая блокада, при которой у рядового заезжего иностранца складывалось впечатление, что в Советском Союзе не трахаются вообще и рожают от Святого Духа. В те суровые дни оставалось уповать только на литературу предсоветского периода, которая по неизвестным причинам находилась у Славки дома. Его родители тщательно прятали ее, но от Бузиного меткого глаза ничего не утаишь! Поэтому, когда у Славки никого не было дома, мы брали какую-нибудь книжку из серии «Классика XVIII-XIX вв.» и, выискав там самые откровенные сцены, зачитывали их вслух. Читал преимущественно Бузя, так как меня сильно сбивало с толка написание букв «ер» и «ять». Славка, почему-то всегда находил сцены, где любовью занимались мужчины, хотя таковых там было многим меньше, чем обычных. Хотя все это, учитывая исторические контекст поглощаемой теории, было достаточно интересно и возбуждающе. Ни один раз я чувствовал, как член мой напрягался от этих рассказов и упирался головкой в резинку трусов, а иногда даже выскакивал из них. Пожалуй, даже моя мачеха, с которой я имел половые контакты чуть ли не каждый день, не дала мне столько знаний, сколько чтение историко-эротической литературы у Славки дома. Я к тому времени уже знал достаточно о сексе и о различных его проявлениях. Однако в графе «практика» я мог поставить галочки только напротив традиционного, анального и орального секса, а также напротив скромного списка маленьких извращений. Плюс ко всему, это было связано с одним человеком женского пола – моей мачехой, а организм клянчил увеличения и разнообразия списка сексуальных партнеров…
     Как-то, когда Светлана делала мне очередной миньет, в моем воспаленном от удовольствия мозгу возник вопрос: «Интересно, а у меня получится также классно отсасывать?» И в этот момент я твердо решил, что нужно на эту тему Славке как-то намекнуть – «вдруг он согласится, и мы смогли бы доставлять друг другу массу удовольствия». Но намекать Бузе о подобном мне даже не пришлось – Славка не выдержал первым… На следующий день, когда мы вновь читали у него дома очередную книгу, точнее ее малую часть, Славка повернулся ко мне животом (лежали мы на достаточно широкой кровати в его комнате, положив книгу посередине), без тени смущения стянул с себя штаны и сказал: «Смотри, у меня встал!» Он оголил головку своего члена, и рукой оттянул член в перпендикулярное положение. Я сказал, что у меня лично такое часто бывает, и тогда я обычно начинаю дрочить. «А как это?» – спросил Славка непонимающе, видно не встречая никогда слово «дрочить» в классической эротике. Я взял его член в свою руку и стал быстро мастурбировать. Бузя обалдел и закрыл от удовольствия глаза. Я приспустил свои брюки и трусики и выпустил наружу свой относительно маленький, но, к тому моменту, твердый член. Славка, увидев это, взял его в кулак и неловко стал повторять мои действия.
     Через пару минут такой взаимной мастурбации я предложил Славке опробовать на практике накопившуюся теорию, и он с огромным удовольствием согласился. Мы задернули занавески, полностью скинули с себя одежду и, расстелив Славкину постель, плюхнулись на нее. Первым решил начать я. Я положил Бузю на спину и стал повторять мачехины заходы. Пошел от губ – медленно и ласково облизав губы Славки, а затем засунув ему в рот свой язык. Потом губы поползли через его шею, грудь и живот к его члену и в скором времени достигли его основания. Я принялся сосать его член сбоку, обвивая тонкий, но длинный и прямой ствол своими губами. Так, я постепенно добрался до головки и поместил ее себе в рот, массируя в это время рукой мошонку Славы. Затем член полностью ушел в мой рот, слегка упершись в горло. Я стал сначала нежно, а затем сильнее и быстрее делать своим ртом фрикционные действия. Я получал огромный кайф, даже, как мне кажется, еще более сильный, чем во время секса со Светланой. Да и Бузя, казалось, вот-вот взорвется от волны удовольствия. Тогда, чтобы он раньше времени не кончил, я остановился и предложил ему теперь проделать то же самое со мной. Я лег на спину, а Славка забрался на меня сверху и стал страстно обсасывать все, что только можно. Вскоре он добрался до моего члена и в один момент засунул его себе в рот, сильно сжимая губами. Такая неопытность еще больше заводила меня, и через несколько минут, немного насладившись Славкиным грубоватым, но все же приятным миньетом, я приподнялся и развернул Бузю к себе попой. Открывшийся вид напомнил мне отражение моей собственной попки в зеркале и мои сладостные мечты об играх с самим собой. Наконец-то, все это могло произойти в реальности! Я поставил Бузю на четвереньки, смочил слюной его анальное отверстие и стал пытаться засунуть в него свой пенис. Надо признать, процедура эта оказалась не из легких, и член мой вошел в Славку только минут через десять. Славка же на протяжении всего этого времени многозначно мычал, и я видел как член его расслабляется, а желание провести маленький гомосексуальный эксперимент пропадает на глазах. Я не теряя ни секунды, взял его член в руку и стал с силой дрочить его, пока тот, наконец, не встал. После успешной попытки вновь возбудить Славку я продолжил производить «стыковку». И вот член оказался внутри Бузи, и я почувствовал тепло его тела изнутри. Это было действительно здорово! Я стал судорожно трахать Славку в задницу, похлопывая при этом по его ягодицам. Бедный Бузя изнывал от боли и, по-моему, машинально заплакал, так как слышно было шмыганье его носа. Но я продолжал иметь его и скорость работы моего органа возросла до предела. Вскоре я испытал оргазм, которого сам, пожалуй, и не ожидал. В глазах все потемнело, дыхание перехватило, и я будто сраженный пулей, оторвался от Славки и рухнул на диван рядом с ним.       Я зашел к Славке на следующий день после занятий в школе. Его в тот день не было на уроках, и я решил поинтересоваться, что у него произошло. Дверь мне открыла Ванда, собравшаяся куда-то уходить. «Ты уже уходишь?» – поинтересовался я. «Да, пора идти!» – ответила она и прилипла губами ко мне. «Как жаль!» «Ничего, успеем!» – недвусмысленно сказала она и вышла. Я вошел в комнату Славки. Он лежал, растянувшись на кровати, уставив глаза в потолок. «Здорово, Бузя!» – поприветствовал его я. Честно говоря, я ожидал, что он начнет наезжать на меня по поводу вчерашнего, но… Бузя радостно поднялся с кровати, и абсолютно голый полез обнимать меня как родного. «Да что случилось?» – спросил я. «Блин… Ты бы знал как было мне сегодня хорошо. Мы с сестрой всю ночь и весь день ласкали друг друга и занимались любовью. Кажется, я опробовал все, что только можно! Если б не ты, мой друг, я бы так нескоро испытал подобное удовольствие. О, это было прекрасно. Жаль, ты не знаешь, что это такое – провести ночь и день с девушкой в постели!» – выпалил сияющий Бузя. «Уж я то знаю», – мелькнуло у меня в голове, но я, по-прежнему, не хотел рассказывать Славке о своих домашних увеселениях. «Да, конечно. Куда уж мне!» – произнес я в ответ. В это время Славка достал какой-то пакетик с объедками и начал радостно трясти им перед моим носом. «Спасибо, я неголоден», – не понимая, чего он хочет, ответил я. «Идиот, это не тебе. Это для хрюшки!.. Баба Нюра дала», – сердито сказал Славик. Я рассмеялся…
     Через полчаса мы были уже в сарае бабы Нюры, где словно резаный визжал ее поросенок. «Чистая хрюшка!» – восхищенно сказал я. Хрюшка была действительно чистой и довольно массивной. Но большую радость мне доставило то, что свинья оказалась самкой. И вот, мы с Бузей стали думать, как бы нам этого поросенка-то трахнуть. А трахнуть его хотелось. Может быть, не потому, что больше не было вариантов – их, как раз, было достаточно, а, скорее, из-за огромного желания пополнить свой «список извращений». Кое-как мы выволокли свинью из барьера, подняли на небольшой металлический стульчик и привязали к нему. Задняя часть свиньи аппетитно свисала со стула, и я, не долго думая, спустил штаны. Сначала я решил исследовать промежность хрюшки руками и, обхватив рукой половые органы свиньи, стал дергать за них. Свинья начала дергаться и визжать, но вскоре, привыкнув к такой «нежности», издавала только тихие хрюканья. Я попытался забраться в нее своим членом, который к тому времени уже стоял колом. Однако в такой позе расстояние до влагалища оказалось очень большим, и поэтому мой член только слегка обмочился о половые губы свиньи.       «Вставай! Хватит валяться. Пойдем ужинать», – зашептали мне на ухо губы Светланы. Я открыл глаза и приподнялся с кровати. «Отец ждал тебя, – продолжала мачеха, – Хотел попрощаться. Но не дождался – уехал». «Надолго?» – вяло спросил я. «Дня на два… Что-то ты бледный какой-то», – стала допрашивать меня Света. Я долго «ломался», но затем рассказал ей всю правду. «Ну, идиот, кретин! Мозги у тебя есть?..» – начала ругать меня Светлана. Она поведала мне о том, что после смерти в организме человека практически сразу начинает выделяться сильный трупный яд. Получить порцию такого яда – дело элементарное, а уж половым путем, и подавно. Я испугался, и слезы невольно потекли из глаз. Мачеха стала успокаивать меня, прижимая к своей пышной груди. Затем она тщательно помыла меня и накормила ужином. Мы улеглись спать. Когда отец находился в отъезде, я нередко занимал его место в постели рядом со Светой. И на этот раз я остался спать в их комнате. Сон почему-то никак не хотел наведываться ко мне, а, закрывая глаза, мне мерещились всякие кошмары. Наконец, я уснул…
     …Ночь. Берег реки. Я сижу на небольшом холме и смотрю то на звездное небо, то на чуть шумящую реку. Я решил искупаться и полез в реку. Вода холодная и темная. Вдруг неожиданно плеча касается чья-то ледяная рука. Я оборачиваюсь и в ужасе вижу перед собой торчащую из-под воды голову изнасилованной нами мертвой девушки. Лицо ее такое же бледное, губы с синеватым оттенком, а глаз нет вообще. Губы ее медленно двигаются будто хотят сказать что-то мне, но не могут. Наконец, я слышу шипение, и непонятно откуда раздается тихий женский шепот: «Пойдем со мной…» В этот момент девушка берет меня за руку и начинает тащить на дно. Я задыхаюсь и пытаюсь вырваться, но силы словно оставили мое тело. Мои глаза закрылись – мы были под водой. Я стал захлебываться, но неожиданно, открыв глаза, обнаружил себя лежащим в лужи. Вместо реки вокруг оказался мрачный склеп. Я поднялся с сырой земли. Разводы грязи оказались на всей одежде, лице и руках. Нет, это не разводы грязи, это пятна крови. Кровь начинает жечь мое лицо. «Пойдем со мной…» – непонятно откуда раздается тихий шепот. Я пошел по узкой тропинке склепа. Вдруг ноги заплетаются в отростках стоящего неподалеку неизвестного мне куста. Я падаю и, скатившись немного вниз, приземляюсь на какую-то заброшенную могилку, находящуюся в стороне от других. Пытаюсь встать, но не могу даже пошевелиться. Руки, возникшие неожиданно из-под земли, тащат мое тело к себе – в свои холодные объятия. Под землю… Я уже не могу дышать. Земля начинает трястись. «Спи!..» – шепчет все вокруг. «Проснись!..» – неожиданно издается чей-то голос…

Наши контакты