Досуг на любой вкус

Проститутки в Екатеринбурге, индивидуалки на любой вкус

Наш трудовой семестр. часть 5

Да, а как американские фермеры справляются без своих студентов? Да ещё и умудряются нам зерно продавать? Чудны дела твои, Господи!

Вообще-то, ко всему прочему, это еще и время героизации мирного труда. Вошло в пору зрелости первое послевоенное поколение, забронзовели подвиги отцов. Советская идеологическая машина предложила молодежи битву за перевыполнение плана, социалистическое соревнование и битву за урожай. Причем, как я постоянно помнил, за урожай предлагалось биться студентам, военным, инженерам, научным и творческим работникам, остальные и так упахивались трудом. Но колхозники с этого хоть «длинный» рубль имели, а вот остальные ограничивались ролью подсобников.

Утром доносился бравурный марш из динамиков:

Будет людям счастье –
Счастье на века.
У советской власти
Сила велика!..

А никто и не сомневается. Насчет ума были сомнения, а вот насчет силы… тут сомнений никаких нет. Ладно, как пообещал председатель, отремонтирую я комбайн, то он отпустит нас всех, а мне ещё и характристику в деканат.

А я уже нашёл причину, там просто цепь спала, но сразу же нельзя отремонтировать, нужно хоть пару дней покопаться. Я прекрасно иммировал ремонт, Ирка мне обед принесла со столовой в таких красивых кастрюльках из нержавейки, да с крышками. Заодно обработала мне ранки перекисью и йодом – ударник труда.

Вечером Ира-медичка заглянула в мою группу, мы как раз ужинать собирались. И я сразу скромный тост:

— Ну тогда вздрогнем что ли? За здоровье присутствующих здесь дам! – зря я что ли водочки и коньяк привёз. Выпили мы по три рюмочки, девушки заговорили о модах, а парни о том, как наша молодёжка по футболу сдала матч в полуфинале и кому – так сборной Исландии. 1 : 4! Ну ващщщеее.

Потом долго ходили упорные слухи, что нашим парням “зажали” положенную за выход в полуфинал премию, причём весьма неплохую. Как обычно – сдать в Фонд мира! Без согласия игроков, они все отказались подписать заявление – это лично их премия!

Ира заскучала. Через полчасика она собралась уходить, а перед уходом сказала мне:
— Жека, не проводишь меня, а то темно на улице?

Все остальные понимающе заухмылялись, подмигивая мне поочередно разными глазами. Да думайте что хотите, похер, подумал я, а вслух сказал:
— Ну ясен пень провожу, на улице же такая темень, заблудишься еще!

А на улице спросила, может я соглашусь побыть некоторое время ее телохранителем?
— А что мне за это будет? — немедленно поинтересовался я.
— А что ты хочешь?
Я поиграл в уме возможными хотелками, мысленно урезал их втрое и сказал просто:
— А покажи для начала свою великолепную грудь, Ирэн.