Досуг на любой вкус

Проститутки в Екатеринбурге, индивидуалки на любой вкус

Наказание

Здравствуйте! Я хочу рассказать вам, как однажды мои работодатели жестоко меня наказали, за мою алчность. Я и врагу не пожелаю такой ситуации, в какой оказался я. Когда мне было двадцать пять лет, мне посчастливилось устроиться в одну стабильную компанию, в офис, менеджером.

Это сеть небольших хозяйственных магазинов. Я отвечал за снабжение магазина товарами определённой группы (бытовая химия и др.). Владелец этой компании был жлобоватый сорокапятилетний толстый и лысый мужик. Его имя — Геннадий Викторович. Он очень неприятный тип!

Никогда ни с кем не здоровался и постоянно что-то жевал, поэтому говорил невнятно. Я, как человек воспитанный и интеллигентный, был от него просто в шоке. У меня сложилось впечатление, что он был бандитом, в лихие девяностые. Но с ним, к счастью, приходилось общаться редко, так как всем этим хозяйством управляла его жена.

С ней, к сожалению, пришлось общаться намного чаще. К сожалению, потому что она такая же, как и её муж, если не хуже. Её зовут Инна Денисовна. Ей тогда было немного за тридцать. Она, в прошлом, чемпион страны по лёгкой атлетике и продолжала поддерживать своё спортивное тело стройным и красивым.

Выг лядела она всегда безупречно, так как, помимо сексуального тела, она умела стильно одеваться и эффектно краситься. У меня на неё всё время стоял, особенно на её красивые ножки. Но Инна такая же жлобовка, как и её муж.

Два сапога — пара! Инна любила высмеять кого-нибудь из нас, при коллегах, указав на недостатки, а над ней шутить было опасно — сразу попадёшь в её чёрный список. Она часто позволяла себе хамить и срываться на своих подчинённых.

У неё даже взгляд был какой-то тяжёлый и даже немного дьявольский. Она, как и её муж, никогда не здоровалась со своими подчинёнными. Возможно,чтобы дать нам понять, что мы ей неровня. Как-то раз, Инна вызвала к себе в кабинет одну скромную замужнюю девушку, менеджера. Та, судя по всему, хорошо накосячила. Но это же не значит, что можно обзывать её блядью, тварью, проституткой и другими словами!

Кроме того, я услышал, как Инна начала раздавать ей пощёчины. Я уже хотел пойти к ней на помощь, но коллеги меня сразу остановили. Мне было сказано, чтобы я не вмешивался, так как Инна может уволить нас обоих. А с работой в нашем городе просто беда, тем более с хорошо оплачиваемой.

Инна долго на неё кричала, унижала и угрожала уволить. Девушка вернулась вся в слезах. Инна часто устраивал а нам такие показательные порки, наверное, чтобы мы, холопы, знали своё место.

Она просто упивалась своей властью. У меня сложилось впечатление, что она приходила в офис, чтобы унижать своих подчинённых. Я вёл себя хорошо, не выпендривался и не косячил, поэтому Инна меня не трогала.

Но и симпатии ко мне не испытывала. Первое время она явно искала повод, чтобы меня отчитать и унизить. Но повода я не давал. Я решил расположить её к себе, начал проявлять к ней заботу и внимание, чтобы ей хоть немного понравиться.

Инна это заметила и сходу села мне на шею. В итоге, я стал её шестёркой и посмешищем всего офиса. Например, если ей нужно было что-нибудь к чаю, то уже через пару минут я послушно бежал в магазин.

Я же не мог её послать. А коллеги меня постоянно подкалывали. Однажды я собрался сказать ей, что больше не хочу быть мальчиком на побегушках, но Инна и так пришла в офис в плохом настроении. Оказалось что она, вылезая из машины, не заметила грязь и сильно испачкала свои новые туфли.

Инна вызвала меня к себе в кабинет, указала на туфли и сказала, что с ними нужно что-то сделать. Мол, руководитель компании не может находиться в таком виде. Я как-то растерялся и не мог поверить, что я эт о слышу. Я сначала хотел послать её на три буквы, но потом подумал о последствиях. Подумал и решил сыграть по её правилам. Я, как послушный раб, молча взял тряпку, упал на колени и начал мыть туфли.

Мне кажется, она не сразу поверила в происходящее. Инна была в восторге. Она сразу заулыбалась и даже сказала мне спасибо. Это был единственный раз, когда я услышал от неё это слово. Я думаю, она не ожидала, что я так сильно прогнусь.

После этого мне приходилось не раз мыть её обувь. А мои коллеги так и норовили зайти к ней в кабинет, когда я был у неё, чтобы посмотреть, чем я там занимаюсь. Вскоре все были в курсе. Парни стали постоянно меня подкалывать, а девушки перестали уважать окончательно.

Как-то раз, одна девушка, при всех, обозвала меня чмошником и плюнула мне в лицо. И все дружно поаплодировали. А что я мог сделать? Я же не буду бить ей морду. Вскоре мои дела пошли в гору. Инне нравилась моя решительность, покорность и исполнительность.

Я быстро втёрся в доверие и получал всё больше видов товара, за который приходилось отвечать. Мои коллеги стали мне завидовать и не любить ещё больше, так как моя зарплата, соответственно, тоже стала расти. Но денег, как известно, много не бывает.

Однажды, от одного из поставщиков товара, мне поступило выгодное предложение, от которого я не смог отказаться. Мне предложили хороший процент, за реализацию товаров, без согласования с Инной. Дело в том, что Инна слишком борзая, жадная и неуступчивая.

Торговаться с ней уже никто не хотел, потому что договориться с ней невозможно. Инна меня уже совсем не контролировала и я решил рискнуть, зная что играю с огнём. Кто не рискует, тот не пьёт шампанское! От Инны нужна была только подпись, на некоторых документах, которую здорово подделал один мой знакомый художник. В общем, всё прошло на ура и я неплохо заработал. Потом я толкнул ещё партию товара, а затем ещё.

Вскоре на меня вышел другой поставщик и с ним мне тоже удалось провернуть неплохую сделку. Я довольно быстро продал свой старенький рено и взял себе новую японскую тачку. Но всё хорошее, как известно, рано или поздно заканчивается.

Однажды из-за поддельного товара, одного из «моих» поставщиков, разгорелся жуткий скандал. Кто-то из покупателей пожаловался на плохое качество товара и даже подал в суд. Мне не удалось быстро всё уладить и об этом сразу узнала Инна.

Она наверное очень удивилась и не понимала, откуда вообще в её сети магазинов взялся этот товар. На следующий день я даже не успел зайти в офис. На улице, у входа, ко мне подошёл помощник Геннадия и проводил меня в свою машину. Он привёз меня к своему боссу, в загородный дом, для прояснения ситуации.

Там меня уже ожидал Геннадий Викторович. — Ну, рассказывай, — сказал Геннадий. — О чём? — спросил я. — Как о чём? О том, как ты, сукин сын, которому доверяли и хорошо платили, решил нас ещё и наёбывать! Как пропихнул какой-то левый товар через мои магазины, после которого у нас теперь ахуенные проблемы!

Всё рассказывай! Как подделывал подписи Инны и сколько срубил бабла… Я молчал, так как чувствовал, что это может закончиться плохо. — Ну что молчишь, признаёшь свою вину? — Да, Геннадий Викторович, признаю. Простите меня, я виноват! — решил я признаться.

– Ну и молодец, что сразу сознался и не трепишь мне нервы! У тебя, говорят, машинка новая появилась, да? Короче, тачку твою сегодня продаём. Эти деньги пойдут на улаживание конфликта с покупателем и она разными инстанциями, в которые он уже успел заявить. Мне и моей компании не нужна дурная слава, это дело нужно быстро замять. Тебе повезло, что сейчас другое время и что я стал добрее! В девяностые, я бы просто отвёз тебя в лес, пристрелил бы и закопал!

А так, отсидишь пару лет, за мошенничество и выйдешь на свободу другим человеком! Зону я тебе гарантирую, будь уверен! У меня в этом городе всё схвачено! — заявил Геннадий. — Не надо, пожалуйста, Геннадий Викторович!

Умоляю вас, не делайте этого! Заберите мою машину, но не сажайте! Простите меня, я умоляю! Я готов делать всё, что скажете, только не сажайте меня! Я не хочу в тюрьму! — заныл я и стал перед ним на колени. — Да я верю, голубчик, что не хочешь!

Машинку твою я и так заберу, по-любому, считай, что её уже нет! И я-то тебя может прощу, но вот супруга моя — вряд ли. Тут, понимаешь, такое дело, уж больно сильно ты её разозлил своей дерзкой выходкой. Я её в таком бешенстве, как вчера вечером, что-то не припоминаю.

Я думаю, если бы ты ей вчера попался, Инна бы тебя на куски разорвала. Она мне даже заявила, чтобы я не смел тебя трогать, так как она лично хочет тебя наказать, по полной программе. И я решил, что не буду вмешиваться. Пускай выместит на тебе весь свой гнев.

Если, конечно, ты не желаешь на зону. — А как она собирается меня наказать? — поинтересовался я. — Понятия не имею! Но тебе, конечно, придётся не сладко. Ты наверное заметил, что она девушка злая, бесноватая и ей нужно как-то кормить своих демонов.

Она даже на меня тявкает, периодически, совсем сучка страх потеряла! У меня иногда возникает желание пристрелить её, как бешеную собаку! Но я люблю эту суку. Короче, ты её разозлил — тебе и успокаивать! Придётся потерпеть, если не хочешь в тюрьму. Я хочу, чтобы на тебе оторвалась, выпустила пар, а как успокоится — ты свободен! Идёт? — Идёт, — грустно ответил я, а сам подумал, что может лучше в тюрьму сесть. — Ну вот и договорились! А сейчас поедем продавать твою новенькую красивую машинку!

– радостно заявил Геннадий. Сейчас я очень жалею, что тогда струсил и принял такое предложение. Надо было, конечно, отказаться, посудиться, побрыкаться, может и не посадили бы. В крайнем случае, отсидел бы годик и вышел.

Но я же не думал, что Инна будет так жёстко надо мной издеваться! У Геннадия и правда было везде всё схвачено, мою машинку переоформили очень быстро. На это ушло не более часа и больше я её никогда не видел.

Потом меня привезли обратно, в их имение, где меня уже ожидала Инна. Она на меня так смотрела, что мне стало страшно. Она была в шикарном деловом костюме белого цвета. Рядом с ней стоял её помощник, водитель и охранник в одном лице. Мне было неловко и страшно.

Я не знал что делать, но решился подойти к Инне и начал просить прощения: — Простите меня, пожалуйста, Инна Денисовна, я виноват! — Простить? Тебя? Ах ты гадёныш! — закричала Инна. — Ну ты и урод! Я тебе доверяла, а ты… Как ты посмел меня обманывать, тварь?!

Ох, ты за это ответишь, скотина! Я тебе устрою сладкую жизнь! Я тебя говно жрать заставлю! Я тогда не придал большого значения последней фразе, подумал, что она просто погорячилась.

Инна сходу начала отвешивать мне пощёчины и даже плюнула мне в лицо. Её верзила-помощник внимательно за мной наблюдал, чтобы я не вздумал распускать в ответ руки. Он был здоровенный, сопротивляться ему не было никаго желания.

Ей же было позволено всё. Я не выдержал такого давления и начал от неё отступать. Но отступать было особо некуда, так как комната была небольшая. Далее, Инна в ход пустила ноги. Она не стесняясь пиздила меня сапогами на высоком каблуке. Я получал удар за ударом. Вскоре я пропустил удар по яйцам и упал на колени. — Раздевайся давай до гола! — приказала Инна. Я покорно разделся.

Инна пристально осмотрела моё тело и прокомментировала: — Серый, ты только глянь на него! Это вообще кто, парень или девка? Ни мышц, ни члена, ничего нет! — Так это пидор, понятное дело! Только женоподобные педики идут работать в офис, менеджерами!

– смело заявил помощник. — Менеджер — это что разве мужская работа?! — Ха-ха, нет, конечно! Я с тобой согласна полностью! — ответила Инна. — Серый, дай-ка мне свой ремень, будем наказывать этого красавца!

Помощник с радостью вынул ремень из своих брюк и протянул его Инне. А рядом со мной стояла деревянная лавка, приготовленная, судя по всему, специально для меня. — Давай ложись на лавку, жопой кверху и руки за голову, сейчас буду тебя наказывать, за плохое поведение!

– сказала Инна. Я послушно прилёг на лавку, а Инна начала меня пороть. Слава богу, что бьёт хотя бы не пряжкой — подумал я. Инна меня порола и приговаривала: — Это тебе, сука, за твою наглость и дерзость!

За то, что посмел наёбывать своего начальника! Я смотрю, вы все у меня распустились дальше некуда! Я уже давно пришла к выводу, что вас (работников) надо пиздить, а то вы слишком быстро наглеете! Я получал удар за ударом, терпеть становилось всё сложнее и я начал кричать.

– Вот так, мразь, кричи, мне это нравится! Но ты не просто кричи, а проси прощения! — приказала Инна. — Простите меня, пожалуйста, Инна Денисовна, я виноват! — кричал я. — Вот так, повторяй это с каждым ударом! Я начал повторять это с каждым ударом по моей заднице.

Ей это очень нравилось. В это время в комнату вошёл Геннадий. Он тихонько присел в углу комнаты и наблюдал за происходящим. Мне кажется, ему понравилось смотреть, как его красивая супруга порет ремнём голого парня. Спустя некоторое время, Инна, судя по всему, утомилась. А может просто перевозбудилась.

Она вернула ремень своему помощнику и приказала ему продолжать. Он бил меня по спине и по жопе. Я начал умолять, чтобы они перестали меня пороть. — Ладно, Серый, для начала достаточно, а то сдохнет ещё! — сжалилась на до мной Инна. — Ты же видишь, что он нежный, как девка!

Помощник сразу же перестал пороть и я немного отдышался. — Серый, а может ты отхуесосишь этого красавца? — спросила вдруг Инна. — Ты же, на сколько я знаю, бисексуал, ну вот и займись им!

Я хочу, чтобы он отсосал член! — Что прямо здесь? — растерялся помощник. — Ага. И прямо сейчас! — ответила Инна. — Ну не знаю, в принципе можно, конечно, почему бы и нет, — спокойно ответил помощник.

Моего мнения, разумеется, никто не спросил. Мне эта идея сильно не понравилась и я до последнего надеялся, что это шутка. Но на самом деле, я уже был готов даже отсосать, лишь бы они от меня отстали и отпустили домой.

Помощник спокойно снял брюки и подошёл ко мне. — Давай становись на колени и бери в рот! — приказала Инна. — Я хочу, чтобы тебя сегодня отхуесосили! Очень сильно помогло стать на колени чувство страха и чувство вины перед Инной, на которое она постоянно давила.

Я не мог поверить в происходящее. В то, что чей-то хуй у меня во рту. Это было, конечно, мощное унижение. — Вот так, молодец! Давай-давай, у тебя неплохо получается, небось не в первый раз это делаешь, ха-ха! — издевалась Инна. — Да по-любому!

Для первого раза он слишком хорошо сосёт! — добавил помощник. — Эх, жаль, что я не могу оценить! Серый, хуесось его как следует, не стесняйся! В тюрьме его всё равно бы отхуесосили, за такое милое смазливое личико! Был бы там, в камере, за девочку-хуесоску, ха-ха! — Да по-любому отхуесосили бы! — согласился Серый. Он двумя руками схватил мою голову и принялся насаживать её на свой член.