Досуг на любой вкус

Проститутки в Екатеринбурге, индивидуалки на любой вкус

Любовь и игра

     Красное.
      Я ставил на красное, значит я выиграл.
     Красное.
     Я ставил на красное, значит я выиграл.
     Чёрное.
     Я не ставил, значит я не проиграл.
     
     Рядом пыхтит толстый марселец. Его толстые пальцы нервно сжимают фишки, словно пытаются выдавить из них сок, или кровь.
     Я улыбаюсь.
     
     Красное.
     Я не ставил, значит я не выиграл.
     Чёрное.
     Я ставил, значит я проиграл.
     
     Красное или чёрное, что будет чаще? Неважно, важно сколько раз я угадаю. У меня семнадцать тысяч франков – вчерашняя удача. Это много, это ночь в одиночестве.
     Ко мне подходит Поль и легко касается запястья моей левой руки. Это как укус беззубой змеи, не больно, но жутко. Я невольно вздрагиваю.
     – Андре, есть клиент, – у Поля приятный тихий голос, завораживающий.
     Я слегка наклоняю голову в его сторону.
     
     Красное.
     Я ставил, значит я выиграл.
     Чёрное.
     Я ставил, значит я проиграл.
     
     Я недовольно морщусь, но Поль не виноват, это игра и:. любовь.
     – Сколько? – вопрос скорее риторический. Полторы тысячи франков за час или двенадцать тысяч за ночь. Это самая высокая ставка, но я того стою, или нет. Столько готовы платить, и я не отказываюсь. Если только я не выигрываю, как вчера.
     
     Чёрное.
     Я не ставил, значит я не проиграл.
     Красное.
     Я не ставил, значит я не выиграл.
     
     Поль снова касается моей руки, чёрт, я снова вздрагиваю. Я поворачиваюсь и смотрю в его чёрные грустные глаза.
     – На час?
     – Нет, на всю ночь. Он тоже русский.
     Я не удивлён. Такое уже было. Стоило ехать в Париж, чтобы переспать с русским мальчишкой, но это его дело, и его деньги.
     
     Красное.
     Я ставил, значит я выиграл.
     Красное.
     Я не ставил, значит я не выиграл.
     
     – Хорошо, через час, – почему то я согласился, хотя мог бы пару дней обойтись. Поль уходит, но я не замечаю, я снова смотрю на стол, фишки, толстые пальцы соседа. И никогда на колесо.
     
     Чёрное.
     Я ставил, значит я проиграл.
     Чёрное.
     Я ставил, значит я проиграл.
     
     Мы поднимаемся в его номер, портье отводит взгляд. Серж, я называю его на французский манер, лет тридцати, среднего роста, плотный, но не пухлый. Серые глаза слегка блестят от выпитого и ожидаемого. Он пытается говорить по-французски, но кроме “ля мур” и “мерси” трудно что-либо понять. Впрочем его руки более опытны чем его язык, и более уверенны. Двенадцать тысяч, восемь из них мои, плюс почти восемнадцать, я богат. Но не свободен. Мне повезло, или нет. Но я могу играть, и спать, правда не всегда один. Выбор, красное или чёрное, жизнь или смерть, любовь или игра. У меня было всё, или не было.
     
     Утро.
     Я стою у окна, там город чужой и далёкий, и ненужный. Всё что я хотел, там внизу. Но это будет вечером, а сейчас: Я не хочу спать, Серж не сильно утомил меня, скорее утомился сам, изрядно попыхтев на мне. Ещё один, кого я забуду, просто очередные восемь тысяч. Я иду в душ. Под тёплыми струями можно не думать, просто ощущать как вода скатывается по телу, убегает, унося с собой ночь, тоску и усталость.
     
     Вечер.
     
     Чёрное.
     Я ставил, значит я проиграл.
     Красное.
     Я ставил, значит я выиграл.
     Чёрное.
     Я ставил, значит я проиграл.