Досуг на любой вкус

Проститутки в Екатеринбурге, индивидуалки на любой вкус

Доктор Жозеф. Часть 2

      Антуанетта тихонько всхлипнула.
     В этот момент в комнате появилась еще одна горничная, принесшая большой кувшин с теплой водой.
     Раскрыв рот, она уставилась на голую хозяйку и сидящего на постели доктора, со свирепым видом рассматривавшего свой палец.
     С удовлетворением доктор отметил, что его ухоженный ноготь не пострадал, под ним лишь появилась темная полоска.
     – Принеси мне какую-нибудь миску, – приказал он служанке, и полез в свою сумку.
     Служанку будто ветром сдуло, а доктор наконец вытащил из сумки подходящую ложку-кюретку.
     – Вот, что, мадемуазель, – сказал он, обращаясь к лежащей девушке, – будете брыкаться, я велю вас связать. Поэтому лежите спокойно. Больно не будет: а стыдливость вы лучше приберегите для будущего жениха: Договорились? . .
     Антуанетта, лежавшая лицом к стене, тихонько качнула головой. При желании это можно было расценить как согласие.
     Вошедшая горничная протянула доктору фаянсовую мисочку.
     Доктор поставил ее себе на колени и хмыкнул – на дне мисочки был нарисован пастушок, подглядывавший за присевшей в кустах по малой нужде пастушкой…
     – Мари! . . Подойди-ка сюда, – позвал доктор Жозеф, и смышленая горничная, отпустив ноги хозяйки, встала рядом.
     – Сейчас ты двумя руками широко раскроешь этот зад, – Мари хихикнула. – И будешь держать, пока я не скажу. И вот еще что – достань ночную вазу: А вы, мадемуазель, лежите спокойно и думайте о приятном:
     Доктор Жозеф капнул на согревшуюся в руке кюретку масло и растер его.
     – Начнем:
     Мари энергично растянула в стороны ягодицы Антуанетты, открывая доктору доступ к анусу.
     Доктор нагнулся и ощутил слабый бодрящий запах аммиака, шедший от темневших между бедер завитков.
     Слегка поворачивая, он неглубоко ввел ложечку кюретки в отверстие и, зацепив кусочек плотной массы, осторожно вытащил его наружу, Стряхнув его в мисочку, прямо на любопытствующую физиономию пастушка, он вновь углубился в девичий зад и вытащил еще один кусок. Теперь досталось и пастушке.
     Антуанетта тихо всхлипывала, но лежала спокойно, а доктор Жозеф, яростно сопя и втягивая в себя горьковато-пряный аромат извлекаемого, продолжал заполнять мисочку.
     Через некоторое время, в течение которого доктор ощущал себя рудокопом, мисочка наполнилась, и кюретка стала входить внутрь Антуанетты на всю свою длину.
     Доктор поставил мисочку на пол, подальше от своих ног, и принялся вновь искать в своей сумке.
     – Можешь отпустить, – бросил он через плечо кареглазой Мари, – и подай мне кувшин с водой.
     Доктор извлек на свет божий из глубины сумки клистирный шприц, и проверив пальцем температуру воды, стал медленно его наполнять…
     Мари тем временем вытерла тряпочкой, вынутой из кармашка фартука, запачканные ягодицы Антуанетты, и подхватив благоухающую мисочку, выскочила из спальни.
     Оглянувшись на лежащую девушку, доктор Жозеф увидел, что она лежит, подтянув колени к животу, и плечи ее тихо вздрагивают.
     И вдруг понял, что девчонка вовсе не плачет, а тихонько хихикает!
     Он слегка шлепнул ее по заду.
     – Ну что, полегчало? – рокочуще спросил доктор Жозеф. Антуанетта посмотрела на него через плечо своими большими и уже заблестевшими глазами.
     – Да: чудесно: