Досуг на любой вкус

Проститутки в Екатеринбурге, индивидуалки на любой вкус

Арх

      И на двоих им была целая планета. И было у них все: и вода, и воздух, и еда, и время… И летали в небе птицы странные на взгляд и на вкус, и плавали в морях рыбы, странные на цвет и на запах, и в странных лесах обитали странные животные… И на всей планете были всего два разумных существа: Человек и Арх. Они попали на нее по разным причинам и в разное время… Они жили в разных мирах, они ели и пили по разному, они носили разные одежды и говорили на разных языках, но одно у них было общее. Эту, именно эту планету они выбрали самостоятельно. Когда человек приземлился, корабль арха уже стоял на планете примерно в ста милях восточнее места посадки. Но ни тот, ни другой не подозревали о существовании друг-друга: человек просто не заметил корабля арха при посадке, что простительно: рассмотреть космический катер на поверхности целой планеты – дело крайне сложное.
     Попробуйте найти ключи перед выходом из дома, а потом будете ругаться! А у человека не было на исследования ни времени, ни желания. Посадка была вынужденной. Вообще ему крупно повезло, что в этом секторе дальнего космоса была планета, подходящая по условиям для жизни. Собственно, она была даже не одна, но эта чем то приглянулась пилоту Дальней Почтовой Службы, а уж проверить сходимость условий на всех трех возможных для высадки планетах не было вообще никакой надежды. Человек рискнул – и выиграл миллиард в “рождественскую лотерею”. Потому что был воздух. Потому что была вода. Потому что была жизнь. Потому что…
     А вот арх бессовестно проспал прибытие инопланетного разума. Возможно, у него и были на это свои причины, но космос не прощает даже малейших ошибок, а это – ошибка. И немалая.
     Поэтому и встретились они примерно через неделю по местному времени. Человек все это время был занят: сначала нужно было оповестить Землю о месте нахождения корабля Дальней Почтовой Службы. Это было важнее всего прочего. И заняло немало времени, ибо только в фантастике – назвал код планеты, и готово. А на деле объяснить диспетчеру на Земле в 12 парсеках о том, где же именно корабль – занятие не простое! Потом стоило озаботиться о сохранности груза, и это тоже было важно. Причем сохранностью груза человек занимался параллельно со связью с Землей – на таких расстояниях время вопроса-ответа позволяет поскучать. А груз ждать не будет… Хорошо еще, что в этот рейс не было живого груза. Не приходилось отвлекаться на кормление и уборку клеток. Но и проверить в огромном корабле работу холодильников, вакуумматоров, отопителей, кондинционеров и прочего хозяйства…. Да, человек не скучал.
     А вот арх в это время ничего не делал. Ничего с нашей, человеческой, точки зрения. Все времяпровождения арха сводилось к приготовлению и поглощению еды, сну, мечению територии, иногда – уборка и легкий ремонт хижины. Ибо арх жил не в исправном и комфортабельном катере, а в собственноручно построенной хижине. Остальное время арх либо грел брюшко на солнышке, либо таскался по лесу, выбирая, кто сегодня будет ему добычей. Жил он тут уже порядком, поэтому каждый раз выбрать новый вид добычи становилось все сложнее, и иногда арх даже отказывался от охоты, возвращаясь к консервам.
     И каждый был занят. Поэтому встреча произошла после того, как человек, разобравшись с первоочередными и насущными проблемами, наконец вспомнил, что он – человек, и поэтому – царь природы. И вот, выспавшись и плотно позавтракав, он вылетел на осмотр собственного царства. Легкий, и практически бесшумный флаер нес восхищенного человека над просторами Нового Мира. Нам с вами эта планета показалась бы некрасивой – здесь не было зелени, преобладали розовые и красные тона, растительность организовывалась не в стройные леса, а скорее в кустарники лесостепей. А вот горы и равнины одинаково красивы на всех планетах. Но если вы проведете полгода-год в стальной коробке, и единственными вашими попутчиками будет набор резиновых женщин и компьютер – я посмотрю, как вы станете воротить нос от просторов целой планеты!
     Поэтому не удивительно, что после облета значительного пространства, человек посадил флаер на песчанную полосу залива моря недалеко от местного леса. По нашим меркам это место можно было бы даже назвать красивым. Купаться он не стал, ибо помнил, что космос ошибок не прощает, а вот в лесок сходил… Но чуть ошибся с направлением и вышел не к флаеру, а на противоположной стороне залива. И наткнулся на арха. Представьте себе встречу с пумой, вставшей на 2 ноги и взявшей в передние лапы какую-то штуковину… В общем, первая встреча не принесла удовольствия сторонам. У человека сработали цивилизованные инстинкты, и он не выстрелил только потому, что у пумы в руках было что-то. И этот факт сразу выводил ее из разряда зверя в другой разряд. А арх не выстрелил только потому, что посчитал человека в скафандре роботом, а у него с собой было только оружие для охоты. То есть – для поражения добычи, но никак не техники. И когда человек после долгих секунд осмысления ситуации шевельнулся, арх просто повернулся, и, задрав хвост, рванул по песку как будто соревновался с гепардом. Открыв рот, человек смотрел во след оседающему песочку….
     – Гррра!
     Человек издал приветственный вопль, подкравшись к арху со спины. Тот дернул ухом.
     – Ты все таки слишком шумный. Я учуял тебя. Правда, только что.
     Человек бухнулся на лежак в метре от лежака арха. Здесь было “общее место” – то есть для встреч, переговоров, решения совместных вопросов и высказывания друг другу просьб и претензий. Свою територию арх охранял тщательно, и очень обижался, если человек нарушал одному ему видимые границы без договоренности. А говорили они на языке архов. Потому что в процессе выяснения “кто есть кто” оказалось, что рычащий и гортанный язык архов еще подходит для воспроизведения человеком, а вот звуки человеческого языка напряжны для архов. Кроме того, арх не прилагал никаких видымых усилий к освоению человеческого, охотно повторяя слова своего языка и объясняя их значение всякий раз, когда человек этого просил.
     В любом случае, человеку было значительно легче, ибо он уже знал четыре языка, а арх впервые слышал речь без легко узнаваемого смысла. Увы, смысл многих понятий для человека оставался тайной. Ибо структура речи у человека все таки не подходит для общения с архом. Возмите хотя бы мимику… На лице человека сотни узнаваемых эмоций, которые арху совершенно недоступны. А движение ушами и хвостом ? Человек научился их отличать, но воспроизвести…. Вот и приходилось ограничивать язык доступными обоим средствами или по ходу дела изобретать новые термины и договариваться об их значении. Причем в результате человек обрел пятый язык, а арх…
     – Все равно научусь ходить как ты!
     – Я к тому времени привыкну, и не буду пугаться.
     Наличие арха на “общем месте” означало, что он желает общения. Чаще всего это таило неприятности – пилот никогда не учился на космического дипломата и узнавал в процессе такого общения много неприятного о себе. Общение с представителем другой цивилизации – работа не для слабонервных себялюбцев. Но увы, пересилить себя и запереться в корабле до прибытия спасения с Земли человек не мог – долгие месяцы одиночества? Опять! За что? Тем более, что арх был в принципе приятным соседом по планете – свято блюдя територию, он никогда не лез на “западное полушарие” – ту часть планеты, где выстроил свое жилище по примеру первопоселенца человек. На “восточном полушарии” арха было достаточно места… Но пообщаться хотелось и ему.
     – Научи меня плавать – хвост арха дернулся по лежаку.
     Человек задумался. Общеизвестную людям нелюбовь кошачих к воде можно в принципе перенести и на архов, но очень условно. Все таки архи – не кошки. И арх несколько раз наблюдал за водными процедурами человека – с берега. Тот никогда не звал его поплавать по вышеозначенной причине, не задумываясь, что тот просто не умеет. Однако научить плавать человека – и то проблема, а вот арха…
     – Давай попробуем! Не гарантирую, что получится, но попробуем.
     Арх встал с лежака одним движением и направился к флаеру. Человек последовал за ним.
     В их общении постоянно выявлялись сбои – арх очень старался ненавязываться непрошенному гостю, но иногда мог начать вести себя совершенно по хамски. Вот и сейчас он первым влез в чужой флаер и растянулся на сидении. Его поза всегда дико изумляла человека. Не в силах отделаться от восприятия земных кошек, он не представлял, что так похожее не пуму существо может вольготно раскинуться на человеческом кресле. Впрочем, как только он привыкал к человекообразности спутника, то мог свернуться клубком или потянуться, встав на все четыре. Создавалось впечатление, что арху было удобно в любой позе.
     Флаер преодолел десяток километров до заливчика за считанные минуты. Выбравшись на песок, спутники разделись – человек до плавок, а арх просто снял кожанную перевязь типа шлейки. Такой вариант человеческого ремня заменял ему и одежду, и карманы, и Бог его знает что еще.
     – Здесь глубоко?
     – А, без разницы. В случае чего, я тебя вытащу.
     – Здесь глубоко?
     Странная манера арха не слышать то, что он не хотел слышать доставала человека до самых печенок. Но он каждый раз решал не спорить, и поэтому просто зашел в воду по пояс. Арх удовлетворенно кивнул и опустившись на все лапы прошел в воду до глубины, когда вода достала до брюха.
     – Что делать дальше?
     – Попробуй утонуть.
     Арх чуть наклонил голову и скосил глаза. Взгляд его стал донельзя ироничным. Хвост хлестнул по боку, вспоров воду.
     – Я серьезно. Попробуй набрать воздуху и задержать дыхание. Посчитай, сколько ты можешь не дышать. Потом отдышись и снова задержи дыхание, но при этом опусти голову в воду. Посчитай до половины первоначальной цифры. Потом подними голову и снова отдышись. Потом задержи дыхание, опусти голову под воду и отрови ноги от дна. И руки тоже.
     – А меня не снесет водой?
     – У тебя будет время вернуться в исходное положение – гарантированно половина того, сколько ты можешь не дышать. А после того, как ты станешь на лапы, подними голову и отдышись.
     Арх снова искоса взглянул на человека, но теперь его взгляд был растерянным. Хотя все инструкции он выполнил в точности. Человек тоже подсчитал, сколько арх может не дышать. Оказалось, что это 34 и 17 секунд соответственно. После эксперимента с поднятием конечностей арх отдыхивался около минуты.
     – Что дальше?
     – А дальше представь, что под тобой нет дна…
     Арх дернулся всем телом.
     -… И ты должен попробовать утонуть. Весь. Полностью. Не шевели ни одним мускулом все 17 секунд.
     – Семнадцать чего?
     – Извини. Это наша мера времени. Ну, столько сколько ты сидел под водой. И при этом постарайся погрузиться на дно. Потом просто встанешь.
     Арху, это, конечно, не удалось. Он висел в нескольких сантиметрах от дна, но не двигаясь он не тонул.
     – А теперь попробуй так же не двигаясь вынуть голову и вдохнуть, а потом снова погрузить ее в воду. Прекрасно. Итак, утонуть ты не можешь. А теперь осталось заставить воду двигать тебя. Взмахни левой рукой….
     Они сидели на песке и отдыхали. Человек давно высох и уже согрелся, а арх иногда вздрагивал крупной дрожью. То ли от холода, то ли от уроков плавания. Он смотрел на барашки волн, из которых недавно вылез. Ветер вспушил его подсохшую шерстку и он выглядел огромной домашней кошкой. Или котом, если угодно. Тем более, что сидел он в соответствующей позе. Человек смотрел на арха и чувство домашнего уюта и тепла заполняло его.
     – Можно я тебя поглажу?
     Арх медленно повернул голову. В его глазах светился животный ужас.
     – Я сказал что-то не то? Прости меня….
     Арх снова проигнорировал слова человека. Стоящие торчком уши, обращенные к человеу, вздыбленная шерсть, расширенные, почти круглые зрачки…
     – За что? – не голос, почти шипение.
     – Ты так красиво смотрелся на фоне волн… Вот я и хотел…
     Арх чуть повернул голову, чуть наклонился… Поза побитой собаки. Быстрый, косой взгляд.
     – Зачем ты смеешься надо мной?
     – Я? Прости, если сказал что-то не то, но у меня и в мыслях не было смеяться над тобой!
     При этом человек подумал: Как же не хватает хвоста, что бы донести мысль!
     Арх застыл сфинксом. Большего неудобства человек не испытывал весь прошедший месяц. Да, пожалуй, и за десять последних лет. Да, предложение разумному существу не слишком корректное, но не до такой же степени… И почему этот кугуар решил, что он над ним смеется? Да, желание детское, но…. Человек готов был провалиться под землю. Арх медленно повернул голову, и взгляд его стал пронзительным, как у сокола.
     – Ты правда хотел меня погладить?
     – Да, честное слово, я ничего такого не имел, просто это такое детское желание, я люблю гладить кошек, я…
     Арх встал, и медленно ушел. Ушел по направлению к дому. До которого было более десяти километров. Пешком.
     Человек посидел на берегу еще минут двадцать. В голове бродили совершенно разные мысли. Обида и разочарование, слова оправдания, утешения, раскаяния… Он доказывал кошке, что не хотел ее обидеть, он ругал себя за несдержанность, он просил прощения… Потом мысли сдуло ветром и вообще стало холодно и пусто. Человек оделся, подобрал перевязь арха, долго глядел на нее размышляя, что с ней делать. Потом решительно направился к флаеру. Прекрасный повод завести рзговор и принести извинения.
     Арх явился под вечер. Человек под грубым навесом летней кухоньки готовил украинский борщ, из двух видов мяса (одно – свинина из корабельных запасов), настоящая, хотя и мороженная, капуста, и консервированная свекла. Если такую свеклу чуть потушить с маслом и добавить рассольчику, борщ получится – объедение. Арха он заметил краем глаза, когда тот по кошачьи вспрыгнул на стол. Пояился арх, как всегда, абсолютно бесшумно. Он разлегся на столе умудряясь уместиться между рабочего бардака и умиротоворенно сказал:
     – Пахнет вкусно.
     Все заготовленные речи вылетели как пули. Если бы не поджарка, человк так бы и стоял с открытым ртом, не зная, что сказать. А запах подгорающей моркови вернул его к плите. Пока он смог оторваться от готовки, прошло минут пять. Причем борщ был практически готов, не хватало только свежей зелени, но где же ее взять? Арх все это время так и пролежал на столе, глядя на суетящегося человека. А когда у человека появилось время что-то сказать, арх снялся со стола и отправился за тарелками. Обычно они ели каждый свое, не очень доверяя совместимости организмов, но несколько раз пробовали и чужую еду, чаще всего – местную дичь. Добытую архом. И им же приготовленную. А тут арх сам пошел за тарелками, и организовал нехитрую сервировку стола.
     Ели молча. Да, синтетическая сметана – это все таки не то….. Надо было майонезу положить… А у архов хоть и странные на первый взгляд, но очень удобные ложки. Значит, не только мясом они питаются. И глаза… Нет, не так должен выглядеть смертельно обиженный. Даже инопланетянин.
     – Вот уж не думал, что трава с мясом – так съедобно.
     – У нас это называется – борщ.
     Арх снова не сделал попытки произнести незнакомое слово. Но кивнул, соглашаясь.
     – Я могу у тебя спросить?
     Арх поднял удивленный взгляд.
     – Конечно!
     – За что ты на меня обиделся?
     Изумление растет на глазах и в глазах.
     – Я? Я еще не решил, дуться на тебя или нет. Я смотрел на тебя, как на арха. Но ты – не арх. И ты вкусно готовишь.
     Последнее заявление совершенно выбило человека их колеи. Он только что нашел в себе силы вернуться к неприятному для него разговору, а сейчас, глядя на старательно вылизывающего тарелку арха совершенно не знал, что сказать. И потом, ему жутко польстило, что арх смотрит на него как на своего. Это грело душу и… и накладывало ответственность. За прошедшее время он выяснил, что арх может улететь отсюда в любой момент, потому что корабль его исправен и снабжен системами связи и навигации. И так же понял, что арх расчитывает на то, что человек улетит превым. А вот что именно арх делает здесь – человек не знал. Может, он ученый. Может – наблюдатель. Может – сторож имущества экспедиции, лаборант и связной в одном лице. Но то, что одиночество не так уж приятно невозмутимому и рассчетливому арху – одно это сближало и радовало сердце. И потом, если тебя причисляют к своим – это знак высочайшего доверия и оценки! Видимо, все это читалось на лице человека очень отчетливо, потому что арх отставил абсолютно чистую тарелку в сторону и взглянул ему прямо в лицо. Причем человек ничем бы ни поручился за выражение во взгляде.
     – Вот если бы я подошел к тебе и попросил тебя погладить, что бы ты ощутил?
     – Я?…. Ну, смущение, наверное…
     – Подробнее.
     – Как бы это сказать… Несоответствие материнской нежности взрослому мужчине.
     Зрачки арха дернулись.
     – У вас… У вас мама может погладить… своего ребенка?
     – Да… И папа может, и хороший знакомый…
     – Кххррр… А потом?
     – Что потом?
     – Что потом происходит? После того, как погладил?
     – Ничего… Ребенок засмеялся и побежал дальше.
     Арх задумался.
      – Ты правда хочешь меня погладить?
     Человек внутреннее напрягся. Что ответить? Сейчас, если честно, он не испытывал ни малейшего желания. Ни гладить эту кошку, ни даже подходить к ней. Человек был и тяжелее, и сильнее физически, но скорость, скорость!
     – Да. Хочу.